У каждого есть свой выбор: покорно стать рабом либо сделать ПРОТИВОХОД.
Кровавая дань за «цветную» Европу: террор уже за границами. Привыкайте, говорят они. Взорвётся бомба на финише похода? В таком мире мы жить не хотим и не должны

Кровавая дань за «цветную» Европу: террор уже за границами. Привыкайте, говорят они. Взорвётся бомба на финише похода? В таком мире мы жить не хотим и не должны

3. 8. 2016

Печать статьи

Вацлав Клаус - младший (Václav Klaus ml.) под впечатлением серии убийств в Германии и Франции размышляет, не отказаться ли от своей любимой велогонки, и констатирует, что лучше затянуть пояса, чем жить в мире страха и террора

Это красивое мероприятие, тщательно организованное (полиция, добровольцы-пожарные, украшенные деревни вдоль пути). Почти на двухстах километрах вы не увидите яму на дороге или опасный канал. Все опасные места обозначены с немецкой аккуратностью. Это мероприятие привлекает гораздо больше народа, чем чешские велосипедные марафоны. На нескольких трассах (две, предполагаю, для горных велосипедов, четыре или пять трасс – для шоссейных) едут несколько тысяч человек.

Начинается оно утром, в зависимости от длины трассы, по часам и около часу  дня все подъезжают к финишу. Недалеко от центра города на дунайском острове. Сотни лавок и пивных шатров. Тысячи уставших, но счастливых велосипедистов. 

Немцы – намного более командные, более коллективные или, как это сказать, спортсмены, чем чехи.

Командный дух

У нас довольно часто происходит, что на таких гонках едет много людей за себя: господин Новак, Прага 3. Здесь, в Германии, в большинстве своём они члены малого клуба «Velosport Hinterhausen» (ВК Горни Долни), их десять, у них единая форма, один руководитель и на финише они поднимаются на подиум вместе.

Этот немецкий «teamgeist» прекрасен на трассе, потому что в каждой группе сотрудничают все, как только могут. Финишная прямая вдоль Дуная даже против ветра очень быстро проходит.

Да ничего, я люблю эту гонку. Поеду её, наверное, уже в девятый раз.

Но в этом году я впервые подумал, нужно ли мне ехать.

Мы спим в основном в какой-нибудь дешёвой гостинице – не будет ли она наполовину занята беженцами, как это обычно бывает?

Европа под атакой

Религиозные фанатики нападают в Европе в большинстве своём в таких местах, чтобы убивали только неверующих. Металл-концерт в Париже, торжества по поводу взятия Бастилии. И так далее. В Регенсбурге на финише также никого не будет в рясах и с бородами. Но там тысячи людей. Вюрцбург, Мюнхен и Регенсбург. Ну да, но ведь всё ровно ничего не случится с большой долей вероятности.

Но вероятность – одно дело, а убийства – другое. За последнее время десятки погибших в Ницце (среди них много детей), зарезанные матери с дочерями (потому что они были недостаточно закутаны) – 8-летняя девочка борется в больнице за жизнь (СМИ уже давно за этим не следят), в баварском поезде нападение мачете (20 раненых, 3 борются за жизнь), а теперь Мюнхен – 9 погибших, десятки раненых.

Ужасная реакция политиков и журналистских акул пера.

«Сложная ситуация и мы должны якобы привыкнуть». «Это дань мультикультурному миру». Истерические усилия показать то, как действия сумасшедших одиночек, которые не имеют ничего общего ни с кем и ни с чем. Это просто случилось. Особенно этот последний немец иранского происхождения (комментарий был написан до воскресных событий в Ройтлингене и Ансбахе – прим. ред.) – это был поклонник Брейвика. Так что замолчите. 

На CNN, однако, цитировали свидетельницы, что он вышел из туалета, прокричал: «Аллах Акбар» и начал стрелять в толпу. Возможно, CNN также «прокремлёвское» СМИ – наш человек просто не успевает за всем следить.

Читайте здесь: Демонстративные казни граждан европейских стран продолжаются. Интегрированные мусульмане развлекаются. Из-за большого успеха – вскоре и у нас. Решение? «Чехсит».

Манипуляции до конца

Новые левые и брюссельские элиты определённо гораздо больше ненавидят госпожу Ле Пен, Бориса Джонсона, Найджела Фараджа или немецкую Pegida и АдГ, чем людей, которые режут ножом малую девочку.

«Тот водитель грузовика, он рос в безнадёжном гетто, так что, собственно, не получил шанс от общества…».

«Этот афганец был молодой и абсолютно беспроблемный…».

Я не хочу жить в мире, где закрыты все пивные и бары в городе, а люди должны остаться дома и ждать инструкций, потому что снаружи проходит антитеррористическая операция.

В итоге те мюнхенские полицейские манёвры были, наверное, излишни, речь шла о нападении одиночки, но сначала всё выглядело так, что координированно нападает вся группа. И ВСЕ ЭТО ВОСПРИНИМАЛИ КАК ЧТО-ТО ЕСТЕСТВЕННОЕ. «Это можно было ожидать, это бы было нормально, если бы стреляли, например, семь человек».

Теперь также мы можем ожидать нового нападения. Тысячи мигрантов продолжают приходить, только ТВ это не показывает. Сотни турок кричали в Вене: «Скажи, и мы их убьём». Просто на главном проспекте Mariahilfer Strasse, куда тысячи чехов ездят на шоппинг перед Рождеством.

Я не хочу такой мир. Но он уже недалеко от наших границ.

А какие у вас приоритеты?

В ЧР пока у нас нет большой диаспоры, из которой призываются выше упомянутые враги. Я не хочу «привыкать» к тому, что в магазине Kotva будут стрелять, в поезде «Посазавски-Пацифик» во время воскресного семейного похода будет кто-то нападать мачете. Что по пути в центр мне придётся объехать Либень через Голешовице (или наоборот), потому что там будет No go зона или другой мир, где чех не приветствуется. Мир с собственными правилами.

Я не вижу иного пути, кроме как отказаться от европейского перераспределения мигрантов (то есть отвергнуть это правительство, которое без сопротивления это реализует) и начать охранять границы. Охранять нашу, пока относительно безопасную страну. И за цену размолвки с ЕС. Конечно, мы за это заплатим большую цену (нам бы ЕС отомстила гораздо эффективнее, чем британцам).

Но я готов выпить вечером 2 кружки пива вместо 3. Купить новый автомобиль раз в 9 лет, а не в 6. Или поехать в отпуск на неделю вместо 14 дней.

Наоборот, я не готов говорить детям: «Не ездите в метро, здесь очень опасно на тех-то станциях». Или: «Туда не ходи, ведь это недалеко от Голешовице, это опасно». 

Немецкие и французские (и бельгийские, и шведские, и…) родители это детям уже говорят.

Я в таком мире жить не хочу.


Метки Статьи

Рекомендуем

Лекция экономики для сильных духом: каждая чешская семья имеет долг в среднем два-пять миллиона. Половина человечества тонет в нищете. Свет в конце туннеля погас?

Лекция экономики для сильных духом: каждая чешская семья имеет долг в среднем два-пять...

Пост: силы зла хотят завладеть нашими душами. Милосердие фальшивое и жестокое. Посреди пустыни без компаса и лидера. Откроем путь Провидению!

Пост: силы зла хотят завладеть нашими душами. Милосердие фальшивое и жестокое. Посреди...

Самые читаемые статьи

to top