У каждого есть свой выбор: покорно стать рабом либо сделать ПРОТИВОХОД.
Адевент начался: мы ожидаем прихода Спасителя. Ключ к воротам жизни – литургия. Не позволим уничтожить подлинную суть богослужения. Надежды у нас никто не может лишить

Адевент начался: мы ожидаем прихода Спасителя. Ключ к воротам жизни – литургия. Не позволим уничтожить подлинную суть богослужения. Надежды у нас никто не может лишить

6. 12. 2016

Печать статьи

Стив Скоец (Steve Skojec) напоминает о сути святой мессы, которую из-за десятилетиями продолжающейся атаки на Церковь сегодня совершенно не понимают не только атеисты, но и большинство католиков.

Когда я впервые вошёл в собор св. Петра в Риме, я был поражён. Эта самая великолепная жемчужина христианской архитектуры вызвала у меня невероятный восторг и ощущение собственной ничтожности. Я вошёл с известной площади в просторный интерьер этого храма храмов, который меня полностью поглотил. Это величественное свидетельство невероятного торжества Бога из камня, мрамора и золота заставило меня чётко осознать свою незначительность.

Ни одна религия за всю историю мира не вдохновляла на подобные храмы. Ни одно языческое божество не могло претендовать на такой подъём человеческой изобретательности, ума и умений, какой проявился на службе у почитания истинного Бога. От количества и качества архитектурных, художественных и музыкальных произведений искусства, поэзии и теологических работ, которые увидели мир за 20 веков католицизма, захватывает дух. Нет большего источника вдохновения, чем Тот, кто дал нам всё: жизнь, таланты, радости, вечность. Когда мы почитаем Его самыми прекрасными произведениями, на какие только способно наше творческое начало, тем самым лишь возвращаем всё, что мы есть, и что у нас есть, Ему – Тому, от кого получили. «Всякое даяние доброе и всякий дар совершённый нисходит свыше, от Отца светов, у Которого нет изменения и ни тени перемены» (Иоак. 1 – 17).

Одна из древнейших историй

Так что совершенно закономерно, что Бог приказывает нам, чтобы мы поклонялись ему. Мы созданы для того, чтобы познавать Его, любить Его и служить Ему в этом мире, и чтобы быть с Ним навеки счастливыми на небе. Мы считаем, что достаточно делать это сообразно тому, как мы сами думаем? Бог не требует от нас, чтобы мы делали то, что Он нам приказывает? Он не является ревнивым Богом в подлинном смысле этого слова, который ожидает от нас того, что по праву Ему принадлежит, то есть самое лучшее из того, что у нас есть?

Так было всегда. Большинству людей известна история о Каине, который убил своего брата Авеля, но немногие сумеют сказать, что вызывало в Каине убийственную ярость. Это была зависть – зависть, которая появилась, поскольку жертва Авеля понравилась Богу больше, чем жертва Каина.

«И был Авель пастырь овец, а Каин был земледелец. Спустя несколько времени, Каин принёс от плодов земли дар Господу, и Авель также принёс от первородных стада своего и от тука их. И призрел Господь на Авеля и на дар его, а на Каина и на дар его не призрел. Каин сильно огорчился, и поникло лице его. И сказал Господь [Бог] Каину: почему ты огорчился? и отчего поникло лице твоё? Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечёт тебя к себе, но ты господствуй над ним. И сказал Каин Авелю, брату своему: [пойдём в поле]. И когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его» (Ветхий завет 4, 2 – 8).

«Почему ты огорчился? - спросил Господь. - И отчего поникло лице твоё? Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица?» Когда Авель приносил жертву Богу, он принёс в жертву самое лучшее из того, что имел. Он принёс своих новорожденных овец, и при этом дал Богу не только самых лучших из стада, но и «от тука их», то есть самую ценную их часть. Авель ничего не оставил себе, не отложил части, которые на самом деле хотел сам. Поскольку это было полной отдачей, его молитва понравилась Богу.

Мы не знаем, что принёс в жертву Каин, – только то, что он «принёс от плодов земли». Из того, что Господь сказал Каину, мы также знаем, что жертва Каина могла понравиться Богу, если бы была щедрой. То есть ясно, что Бог не все жертвы, которые ему приносятся, ценит одинаково. Есть разница между богослужением, которое Ему нравится, и богослужением, на которое он «не призревает».

Читайте здесь: Король сотворения: и государство является творением божьим. Сатана только старается присвоить его. Каждый должен принять решение, особенно в нынешний драматический период

Базовые вопросы

Нет эгоизма в том, чтобы просить у Бога лучшее для нас. Он не только даёт нам все самые лучшие вещи и не только поддерживает в нас жизнь с самого первого нашего вдоха, но и «так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Иоанн 3, 16). Бог послал ангела, чтобы тот удержал руку Авраама и спас Исааку жизнь, но позволил самые жестокие истязания собственного совершенно безвинного Сына – вплоть до смерти Христа на кресте. Эту чашу страданий, как её назвал сам Иисус, он выпил до дна. Во истину у нас нет ничего более ценного, чем Евхаристия, Тело и Кровь, Душа и Божественность распятого Иисуса. Бог любил нас настолько, что для нашего искупления принёс этот невероятно неэгоистический дар. Нет ничего большего, потому что если бы нечто подобное было, он дал бы нам и это – такова Его любовь к нам.

Однако так ли мы обращаемся ли мы с этим величайшим даром, как он того заслуживает? Почитаем ли мы Евхаристию как самое ценное во всей Вселенной? Признаём ли мы, что дар, в котором Бог отдаёт нам самого себя, требует от нас взамен того же?

В этот цикл самопожертвования нас снова и снова вводит очередная литургия. Бог даёт нам то, что лучшее есть у него, а взамен требует самого лучшего от нас. Но на самом деле у нас нет ничего, что можно было бы сравнить с тем, что мы получили. Поскольку у нас не соответствующего дара, Бог даёт нам в жертву сам себя и становится ещё и тем, кто жертвует. То есть он является и священником, и жертвой. Каждый священник, который стоит у алтаря, сливается с Христом. Это Христос освящает Высочайшую Святость своего Тела и Крови, Христос жертвует и приносится в жертву Отцу за нас, несчастных грешников.

Святейшая Жертва святой мессы не просто какая-то еда. Это жертва. Священник не накрывает стол для ужина. На жертвенный алтарь он кладёт жертву, потому что Христос свой смертью смерть (вечную смерть грехов) попрал и своим воскрешением нас воскресил к вечной жизни. Святая месса, строго говоря, не прославляет, но на ней приносится жертва Тому, чей гнев из-за всех наших больших и многочисленных грехов нужно смирить. Жертва не только совершенна, но и любима, и когда Бог смотрит на неё и на нас – тех, кто Его принимает, он изливает на нас свою милость, как Христос пролил свою кровь.

Суть святой мессы

Когда мы приходим на святую мессу, мы приходим на самую доверительную встречу с Богом, какую только можем пережить в этой жизни. Мы идём к алтарю для того, чтобы участвовать во взаимном дарении себя. Он даёт нам всё, что имеет, и пусть это бесконечно больше, чем то, что мы можем Ему вернуть, мы тоже отдаём Ему всё, что имеем. Супруг и супруга льнут друг к другу и становятся одним телом в несовершенном супружеском соитии. Здесь же Бог позволяет нам познавать Его и буквально физически становится с нами одним телом и душой. Так Он поглощает нас. От этого переживания дух захватывает.

Как только мы начнём по-настоящему понимать суть святой мессы и того, почему мы на ней, мы сможем признать и то, насколько важно, чтобы её проводили соответствующим образом. Например, говорят, что святая месса была создана для человека и таким образом, чтобы у человека было соответствующее средство для почитания нашего Господа. Предметом нашего богослужения является Бог, а не мы сами. Поэтому любая месса, в которой человек становится центром внимания или основным субъектом, представляет собой опасное искажение.

Некоторые аргументируют тем, что форма литургии не имеет значения, если в ней присутствует Христос. Правда в том, что жертва Христова всегда совершенна, однако это не означает, что совершенно и наше богослужение и наше понимание жертвы. Присутствие Христа в Евхаристии – это Божье проведение. Христос-Священник приносит Христа-Жертву небесному Отцу силы святого Духа. То, что происходит на наших глазах на алтаре, это отблеск внутренней жизни Святой Троицы, любви и взаимоотношений между Божественными Лицами, в которых нет никакой нашей собственной заслуги. Как говорит священник в молитве Quam Oblationem в древней римской литургии:

«Всякую жертву, просим, ты, Боже, изволь во всём благословленную, присвоенную, явную, достойную и приятную совершить, чтобы она стала для нас Телом и Кровью любимого Сына твоего Господа нашего Иисуса Христа».

Бог делает так, что жертва нравится Богу, и это возможно потому, что сам Бог здесь является жертвенным даром.

Человек и литургия

То, что мы привносим в литургию, что мы предлагаем Богу, это наше благочестивое почтение, просьбы, раскаяние, поклонение и похвала. «Жертва Богу - дух сокрушенный;
сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже» (Пс. 51,19). Священник, который проводит Евхаристию, делает её не той силой, которое управляет, а той, которая управляет им, своим участием в единственном подлинном служении Христовом.

«Когда я служу святую мессу, - сказал мне однажды один молодой священник, придерживающийся традиций, - я являюсь служителем литургии. Церковь говорит мне, где мне нужно стоять, как я должен держать руки, когда встать на колени, когда поцеловать алтарь… Я исчезаю и через меня действует Христос». Жертва священника – это жертва покорная, благочестивая, которая отдаётся сама себе. «Дай мне право, Боже, - звучит просьба псалмопевца у алтаря, - и огради меня от безбожных людей, от человека несправедливого и льстивого освободи меня. Ибо ты, Боже, есть сила моя…»

Так и мы приходим как покорные просители, готовые принимать и слушать. Литургия происходит независимо от нас, но вводит нас в таинство, даёт нам небесные дары и тем самым совершенствует нас и увлекает в направлении небес. Свою молитву мы сочетаем с молитвой священника, который молится от нашего имени и благодаря своей связи с Христом производит то, что мы произвести не можем.

Это самая важная и самая прекрасная вещь на этой стороне неба.

Поэтому неоспоримо, что правильное понимание литургии – это основа правильного познания нашего места во Вселенной. Литургия, которая подчёркивает Жертву нашего Господа и душевно и духовно нас приводит под крест на Голгофе, ведёт нас к покорности и к принятию нашей абсолютной зависимости от Бога, который даёт нам все хорошие вещи и, прежде всего, спасение. Литургия, во время которой священник вместе с прихожанами обращён к Богу и священное окружено таинством и правильно почитается, учит нас тому, кто мы есть, и какие у нас есть обязанности по отношению к Тому, от кого мы получили всё, и кому должны доверять, так как у нас нет другого варианта, как только положиться больше на веру, нежели на то, что мы видим. Литургия должна воздействовать так, чтобы мы казались себе ничтожными – такое же впечатление создаётся у нас, когда мы входим в большие христианские храмы.

Читайте здесь: Крест: самый возвышенный символ истории человечества. Война против христианства уже и на вершинах Альп. Давайте поступать, как рыцари!

Искажение литургии

Атаку на литургию, свидетелями которой мы являемся в последние 50 лет, нельзя понимать иначе, как только дьявольскую попытку уязвить ядро самой важной и самой доверительной связи с нашим Творцом, а также запутать нас этой потерей перспективы и дезориентировать. Нас подталкивают к идолопоклонству – поклонению самим себе, в котором мир мы видим только сквозь собственные желания. Жертву Христа заменила закуска и общество. Его жертвенный алтарь превратился в стол. Его служение раздробили люди, которые проникают в области, подлежащие священнику, не имея права действовать в лице Христа-Главы (in persona Christi). Совместное обращение священника и прихожан к Богу свернулось вовнутрь, так что по сути мы все обращаемся только к самим себе, и почти каждое проявление благочестивого почтения к тому, что свято, было устранено.

В этой искажённой, опошленной, направленной на человека литургии по-прежнему присутствует Христос, однако он игнорируется, забывается, им злоупотребляют и вытесняют на задний план. Так же, как Каин, мы уже не приносим в жертву Богу то лучшее, что у нас есть, а оставляем это себе. Всякий, кто, как Авель, старается принести Ему в жертву то, что он заслуживает, сталкивается с завистью, презрением и даже насилием.

Кризис в Церкви – это явный кризис эгоизма и антропоцентризма. Это плод этого нового идолопоклонничества. Мы поверили, что лучше, чем Бог, знаем, что для нас лучше всего. Второй ватиканский собор нам говорит: «Всё на свете должно быть направлено на человека как на свой центр и вершину». Это (без контекста) мы должны отвергнуть. Всё на свете должно быть направлено на Христа как свой центр и вершину. Мы поклоняемся не человеку, а Иисусу Христу и Святой Троице! Но если в наших литургиях предметом обожания является не Бог, то как можно удивляться, что мы одержимы сами собой? Мы неустанно говорим о том, что «чувствуем» во время литургии, «что мы из неё вынесли», и «поразила» ли нас она, но из-за Кого мы на неё пришли?

Не всё потеряно

Архитекторы «новой и усовершенствованной» литургии Церкви точно знали, что делают. И у них получилось. Всё литургическое здание Церкви они одним махом поставили на фундамент из песка. Теперь это здание рушится на землю, а с ним – и вера, и их атака продолжается: они говорят нам, что и другие истины веры не более чем «идеал», слишком сложный, чтобы мог устоять, что поскольку всё зашло настолько далеко, теперь мы должны искать способы, чтобы принять ситуацию «такой, какая она есть», и устроить всё с учётом этого. Они уничтожили то, как мы понимаем наше отношение к Богу, выраженное центральным актом богослужения Церкви, и тем самым подорвали и всё остальное. По прошествии полувека разрушений теперь они почти без сопротивления демонтируют то, что осталось от веры.

Те, кто пытается как-то справиться с кризисом Церкви, иногда спрашивают: «Как же так: мы видим, что происходит, а остальные нет? Почему кажется, что Бог показывает это только горстке людей?» Не связано ли это случайно с тем, что Бог сказал Каину: «Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица?»

О распространении в среде католиков неприятия того, что происходит в Церкви, мне недавно написала одна женщина: «Одно то, что я начала ходить на традиционную святую мессу, способствовало моему прозрению».

Ещё не поздно. Дорогие братья по католической вере, не сходите с пути. Не позволяйте себя обмануть. Хорошая литургия – я подразумеваю святую, благочестивую, богобоязненную – изменит вашу жизнь, даже если участие в ней потребует жертв. Есть ли для вас нечто более важное, чем собственное спасение и спасение ваших детей? Если вы не можете принять участие в правильной святой мессе в ваших краях, переезжайте! Если вы не можете найти традиционную латинскую святую мессу, обратитесь на Восток, который разрушители по большей части оставили без внимания!

У саботажников в распоряжении был только один удар, и они нанесли его по форме литургии, которая затрагивала максимальное количество католиков. Они старались, но Бог не допустил смертельного удара. По-прежнему можно Его по-настоящему почитать. И из-за Него самого и для собственного спасения мы обязаны участвовать в этом подлинном богослужении. Без каких-либо отговорок.

Литургия – это ключ

Конечно, правда, что правильная литургия сама по себе никогда не будет лекарством от всего. Тем не менее нет ничего более эффективного из того, что вы можете сделать для своей веры, для понимания того, что происходит в мире, на благо своей души и души своих близких, чем немедленный отказ от участия в литургии, которая была создана для того, чтобы отделить вас от самой Жертвы, обряда, который эту Жертву напоминает. Невозможно пить отравленную воду без негативных последствий, какими бы жаждущими или выносливыми вы ни были. Эта вода не питает, а наоборот, истощает. У неё нет будущего.

Новая парадигма даёт сбой сама по себе уже сейчас. Ещё при нашей жизни от неё откажутся от этой оболочки того, что когда-то было, или, скорее, окажется, что никто из верующих её не может принять, потому что она станет исключительной территорией врагов Господа нашего так же, как арианство в 4 веке.

Литургия – ключ ко всему нашему пониманию того, чему мы противостоим, кто мы, и что должны делать. Другого способа переждать то, что уже наступает, вероятно, нет. Но ещё важнее, что это самый основной метод нашего общения с Богом. Наша обязанность – искать место, где священник и прихожане почитают Бога надлежащим образом – так, как Ему нравится. Как только вы найдёте такое место, поспешите туда. Держитесь его. Не бойтесь трудностей, которые из-за этого вам придётся преодолеть, потому что Бог знает о них и благословит вас за них.

Помните о своём месте во Вселенной. Подчиняйтесь Тому, кто ею правит. Любите Его всем своим сердцем, всем своим разумом и всей своей силой и почитайте Его, как Он того заслуживает. Об этом решении вы никогда не пожалеете.


Метки Статьи

Рекомендуем

Мы переживаем триумф беззакония: почему Божья кара обрушивается на всё человечество? Неизбежный выбор приближается. Является ли папа Франциск катализатором зла? Ключ – в правильных решениях каждого из нас

Мы переживаем триумф беззакония: почему Божья кара обрушивается на всё человечество? Неизбежный...

Суть Пепельной среды: этот день — возможность начать всё сначала. Что самое важное? Генеральная уборка в собственной душе во время поста. Жизненный шанс для обретения пути

Суть Пепельной среды: этот день — возможность начать всё сначала. Что самое важное? Генеральная...

Самые читаемые статьи

Реклама
to top