У каждого есть свой выбор: покорно стать рабом либо сделать ПРОТИВОХОД.
Брексит: Новые горизонты. Почему свобода – это больше, чем печать. Подлинные причины, почему Борис отправился на покой. Любовь и смерть ради женщины по имени Тереза

Брексит: Новые горизонты. Почему свобода – это больше, чем печать. Подлинные причины, почему Борис отправился на покой. Любовь и смерть ради женщины по имени Тереза

6. 7. 2016

Печать статьи

Ондржей Хёппнер (Ondřej Höppner) заявляет и подчёркивает, что отказ Бориса Джонсона – мастерский ход, который нам, унижаемым дарами Европейского Союза, даёт новую надежду.

Ещё не обсохли пробки от шампанского после празднования Брексита, а политическая карьера Бориса Джонсона, под руководством которого Великобритания сказала своё гордое «НЕТ» затхлым пердунам из Европейского Союза, лежит в руинах.

Решение Джонсона не выставлять свою кандидатуру на пост председателя Консервативной партии прозвучало словно гром среди ясного неба, но на самом деле оно является замечательным выходом из ситуации, которая могла стать патовой. После Брексита Великобритания переживает прекрасное время, которое возвращает понятию демократии первоначальный смысл. В момент Брексита Борис Джонсон действовал мастерски. Уже сегодня, через несколько дней после референдума, ясно видно, насколько необоснованными, лицемерными и смешными были запугивания со стороны Европейского Союза, что, мол, после Брексита Великобритания рухнет. На самом деле всё наоборот.

Это большое дело

«Народ Великобритании вернул себе свою страну. Это большое дело», - заявил Дональд Трамп, видный кандидат на пост президента Соединённых Штатов. И действительно: фондовый рынок намного выше, чем был прошлой осенью, а фунт сильнее, чем бывал в 2013-2014 годах. Судя по всем показателям, ясно, что Великобритания без ЕС стала свободнее, устойчивее, безопаснее и разумнее, и что она послужит примером для других стран, которые имеют смелость взять свою судьбу в собственные руки.

Мало кто сомневался в том, что успех Брексита гарантирует Борису Джонсону переезд на Даунинг-стрит 10 (с красавицей-женой Мариной и пятью роскошными детьми). Но вскоре пришла новость от соратника Бориса – министра юстиции Майкла Гоува, изменившая всё: «Я выставляю (в ущерб Борису) свою кандидатуру на пост председателя консерваторов, потому что у Бориса недостаточно способностей, чтобы руководить Альбионом в столь переломное постреволюционное время».

Волшебник из страны Оз

В качестве примера неспособности Бориса возглавлять Великобританию Гоув (а они вместе учились в Оксфорде 30 лет назад, вместе строили карьеру в журналистике и вместе решили пойти в политику) привел мнимую забывчивость. В это утверждение можно поверить, и оно может быть правдивым, но, конечно же, это не самое главное. И хотя у Джонсона имидж рассеянного медвежонка, в его пользу говорят образование (кстати, он является автором обширной биографии Уинстона Черчилля) и неоспоримые результаты, которых он достиг на посту мэра Лондона, но и, главное, чудо Брексита.

Борису Джонсону, который из-за Брексита отказался баллотироваться в мэры Лондона (хотя снова победил бы), информацию о «предательстве» Майкла Гоува передал друг и советник – маг от маркетинга сэр Линтон Кросби, австралиец, прозванный «Волшебником из страны Оз». Именно он стоял за избранием Джонсона в мэры Лондона в 2012 году, был главным стратегом Брексита и, помимо прочего, «позаботился» об успехе консерваторов на выборах 2015 года.

И именно Линтон Кросби, человек с необычайной интуицией и связями в СМИ, внушил премьеру Кэмерону идею провести референдум о Брексите, которая способствовала его потрясающему успеху на выборах, однако одновременно предзнаменовала и его отставку.

«Майкл Гоув будет баллотироваться на пост премьера», - сообщил Кросби по телефону Борису, который в тот момент ехал за рулём, направляясь в свой предвыборный штаб. На минуту воцарилась тишина. Потом Борис Джонсон сказал: «Тогда мне, наверное, там делать нечего». Вскоре после этого, поражённый предательством лучшего друга Борис Джонсон сообщил на пресс-конференции грустным, но спокойным голосом, что отступает.

Читайте здесь: Демократия в ЕС: референдум? Конечно. Но что если вы наплюете на него? По освобождённой Британии распространяется гордость и оптимизм. История покажет, что мы были правы

Убийство книгой

Кандидатура Майкла Гоува имеет два уровня: медиа-уровень, который в последние дни «выжимают» средства массовой информации всех жанров и направлений, и второй – стратегический уровень, имеющий монументальные параметры, достойные мастера. На медиа-уровне Майкл Гоув – крыса, предатель и подлец. Брут, который вонзил нож в спину своему Цезарю.

Самое читаемое британское издание The Sun, которое внесло в Брексит свою огромную лепту, со смаком описывает Майкла Гоува как амбициозного человека с ещё более амбициозной супругой Сарой Вайн, журналисткой, которая пишет колонки для Daily Mail и мечтает о том, каких высот достигнет её муж. «Майкл был бы отличным премьером», - заявила она вскоре после Брексита и добавила, что на Даунинг-стрит 10 весьма приветливая атмосфера, включая мебель, которую, однако, следовал бы побыстрее сменить.

Так читателей (и зрителей) потчуют историей человека, усыновлённого вскоре после рождения семьёй предпринимателя в рыбной отрасли и первоначально носившего имя Грэхем. Это история человека, который всю жизнь старался, но всегда играл вторую скрипку.

Приёмному отцу Майкла Эрнесту пришлось влезть в долги, чтобы Майкл смог учиться в Оксфорде, где в студенческом совете он был на побегушках у другого студента по имени Борис Джонсон. Майкл неожиданно увлёкся чтением энциклопедий, стал журналистом (как и Борис Джонсон), поддался на уговоры политика (и тоже бывшего сокурсника по Оксфорду) по имени Дэвид Кэмерон пойти в политику, из которой затем тот же Кэмерон пытался его выдворить из-за его непопулярности среди избирателей. В итоге Майкл вонзил нож в спину своему самому большому союзнику Борису Джонсону, чтобы стать премьером вместо него.

Майкл, который испытывает слабость к палочкам с сыром и биографиям «подозрительных американских президентов» (некоторых из которых звали Джонсон), и который, по словам его болтливой доминантной жены, считает, что Ангела Меркерь «секси». Эту историю интересно читать, но с будущим Великобритании она имеет мало общего.

Фальшивые флаги

Ведь всё это лишь фальшивые флаги. Ими размахивает не только издание The Sun, владельцем которого является медиа-магнат и один из влиятельнейших людей мира австралиец Руперт Мёрдок, соратником которого является Волшебник из страны Оз Линтон Кросби, но и другие СМИ, формирующие и упрочивающие мнения своих читателей.

История «бедняги» Джонсона, который стал жертвой предательства «друга», в качестве медиа-пищи подходит всем – не только тем, кто боролся за Брексит, но и тем, кто выступал против него. То есть эта история, учитывая намерения отвлечь внимание, просто шедевр.

Так или иначе, но речи о Майкле Гоуве тут не идёт. И уж тем более нет речи о том, что об этом думает Брюссель.

Ответ на вопросы: «Что, собственно говоря, произошло, что будет дальше и почему?» - стоит искать в отеле «Св. Эрмин» в Вестминстере в центре Лондона, где во время Второй мировой войны – какая ирония! – встречались секретные агенты.

Вскоре после Брексита Волшебник из страны Оз сэр Линтон Кросби встречался в отеле «Св. Эрмин» с другим закулисным архитектором общественного мнения Домиником Каммингсом, который является не только творцом политической судьбы Майкла Гоуви, но и тем, кто за кулисами британской политики имеет большое влияние. Не случайно, премьер Кэмерон назвал Каммингса «карьерным психопатом», а Борис Джонсон не хотел видеть его в своей Брексит-команде. Каммингс – это человек, который воплощает в себе поговорку «Друзей держи близко, а врагов ещё ближе».

У шахматной доски, на которой играли в отеле «Св. Эрмин», не было очертаний Европы – у неё была форма Великобритании, потому что это единственное, что сейчас важно. А Великобритания сегодня, с политической точки зрения, это только и исключительно Консервативная партия, потому что после Брексита других нет.

Убирайтесь, но…

При взгляде вглубь Консервативной партии выясняется, что расстановка сил там такова.

Самой большой внутрипартийной поддержкой пользуется не самый популярный британский политик Борис Джонсон, а министр правительства Кэмерона Тереза Мэй. Во время кампании за Брексит она сохраняла образцово консервативную позицию: она не принимала активного участия в кампании, а лишь, как будто невзначай, сообщила, что стоит на стороне своего премьера, то есть выступает за членство Великобритании в ЕС.

Для переговоров с Брюсселем об активации статьи 50 Тереза Мэй намного больше подходит в качестве посредника, чем Борис Джонсон, который в глазах озлобленных евросоюзных бюрократов (и связанных с ними СМИ в заинтересованных странах) получил клеймо «экстремиста», «националиста» и, по сути, отчасти «неофашиста». С точки зрения Брюсселя Тереза Мэй – одна из них, то есть соперник, с которым трудно бороться.

Вопрос не в том, должен или не должен Джонсон после своего успеха с Брекситом получить в награду кресло премьера. Вопрос в том, что лучше для Консервативной партии. Напрашивается медиа-версия – женщина, то есть Тереза Мэй – современная Маргарет Тэтчер. И хотя эта версия не точная, для СМИ она благодарная, а для избирателей – понятная.

Согласно опросу авторитетного агентства YouGov, на вопрос: «Кто из следующих кандидатов стал бы лучшим премьером и председателем Консервативной партии?» - больше всего членов консервативной партии ответило, что это Тереза Мэй (19%). Борис Джонсон – на втором месте с небольшим отставанием (18%). «Предатель-Брут» Гоув набрал всего 5%, а за ним следует толпа кандидатов с поддержкой ниже 3%, то есть с минимальным шансом быть избранными.

При активации статьи номер 50 Европейский Союз, несмотря на громогласные заявления типа: «Убирайтесь, предатели и неблагодарные», -  будет вставлять Великобритании палки в колёса, выигрывать время, расставлять бюрократические ловушки, дезинформировать общественность и запугивать избирателей. Эта пропаганда так же неизбежна, как и смешна: в нескольких странах-членах ЕС приближаются выборы (в том числе и в Чешской Республике), и не в интересах ЕС, чтобы подтвердилось то,  что ясно уже сегодня: Брексит был отличной идеей.

Читайте здесь: Страх заставляет наших тюремщиков делать отчаянные шаги: кофейни всего мира, соединяйтесь! Пренебрежение гражданами, как экспортная статья на прилавке тоталитаризма

Пятьдесят – и хватит

В этом отношении очень важно обещание министра Мэй, что решение избирателей о Брексите она всецело уважает и не будет добиваться нового референдума, «получше», который был бы сформулирован так, чтобы растоптать или поставить под сомнение волю 17 миллионов избирателей.

Следующие выборы в Великобритании будут в 2020 году, и к тому моменту статья номер 50, вероятнее всего, будет уже не только активирована, но и, наверное, выполнена. Так что британцы пойдут на выборы впервые за почти 50 лет как избиратели свободной суверенной страны, которая держит свою судьбу в собственных руках, и которой уже не нужно платить «налог для бедных», к которым относится, в том числе, и Чешская Республика, представляющая собой, с точки зрения Брюсселя, нечто между Болгарией и Литвой и расположенная недалеко от Украины.

Президент ЧР Милош Земан заявил, что выступает за референдум о выходе Чешской Республики из Европейского Союза, но, если референдум будет, президент встанет на сторону тех, кто отстаивает членство. «Ведь я умею считать, - заявил Милош Земан. – Европейский Союз ежегодно выплачивает нам 200 миллионов евро». Этому неточному аргументу (из ЕС мы получаем лишь на несколько миллиардов больше, чем отправляем в него) можно противопоставить, например, мнение экономиста Павла Когоута, который говорит, что любая дотация коррумпирует, а получение чужих денег лишает мотивации.

В экономическом отношении Чешская Республика находится в отличной от британской ситуации. Если «богатая» Великобритания с самого начала являлась исключительно плательщиком, то Чешская Республика получает лишь на несколько миллиардов больше, чем отдаёт. Тут, кстати, речь идёт о гордости, а это ценность, которая стоит того, чтобы подумать о «Чехсите», чем бы он ни закончился.

Власть женщин

Имя нового премьера (или женщины-премьера) Великобритании будет известно не позднее второго сентября этого года (то есть до отставки премьера Кэмерона). Так что при определённых обстоятельствах уже осенью этого года может сложиться ситуация, которой нет аналогов в истории: во главе самых великих держав западного мира встанут женщины.

В Великобритании это Тереза Мэй, в Соединённых Штатах – Хиллари Клинтон, а в Германии – Ангела Меркель. Вот-вот будут выборы во Франции (весна 2017 года), где восходит звезда Марин Ле Пен.

Так сбылось бы предсказание феминисток о том, что этот век пройдёт «под знаком власти женщин». Этому мнению противостоит мысль о том, что этот век – век «исправления ошибок», но мы позволим читателям самим додумать, о чём речь.

Так или иначе ясно, что происходит смена парадигмы, чем бы ни закончились все приближающиеся выборы. Виртуальные слои «мнений, домыслов, иллюзий и предпочтений» перемещаются, сталкиваются друг с другом, и так возникают новые континенты, которые станут основой для следующих.

А за кулисами всех этих интересных и привлекательных для СМИ спекуляций и игр идёт борьба за власть, за войну с Россией, за контроль над тем, что мы называем миром.


Метки Статьи

Рекомендуем

Лекция экономики для сильных духом: каждая чешская семья имеет долг в среднем два-пять миллиона. Половина человечества тонет в нищете. Свет в конце туннеля погас?

Лекция экономики для сильных духом: каждая чешская семья имеет долг в среднем два-пять...

Пост: силы зла хотят завладеть нашими душами. Милосердие фальшивое и жестокое. Посреди пустыни без компаса и лидера. Откроем путь Провидению!

Пост: силы зла хотят завладеть нашими душами. Милосердие фальшивое и жестокое. Посреди...

Самые читаемые статьи

Реклама
to top