У каждого есть свой выбор: покорно стать рабом либо сделать ПРОТИВОХОД.
Вацлав Клаус: переживёт Европа нынешнюю миграционную волну? Беженцы в большинстве своём не бегут, а просто переселяются к нам. Большая вина Ангелы Меркель

Вацлав Клаус: переживёт Европа нынешнюю миграционную волну? Беженцы в большинстве своём не бегут, а просто переселяются к нам. Большая вина Ангелы Меркель

29. 4. 2016

Печать статьи

Вацлав Клаус (Václav Klaus) на своём профессорском месте – среди студентов, а потому свою лекцию на Высшей школе финансов и управления в Праге сосредоточил на самой важной теме сегодняшнего дня.

Вопрос, переживёт ли Европы нынешнюю миграционную волну, которую вы выбрали в качестве названия моей сегодняшней лекции, является не только полностью легитимным, а полностью отвечающим нынешним реалиям. Это не преувеличение. Опыт мне говорит, что его люди по всей Европе, имею в виду обычных, нормальных людей, задают ежедневно. «Необычные» люди, то есть европейские элиты, его, к сожалению, не задают. Они в современной массовой миграции не видят ничего опасного или по крайней мере ведут себя так, что не видят. Попробую объяснить, что они ошибаются и почему. Необходимо им сообщить, что эта миграционная волна и массовая миграция в целом являются для Европы судьбоносной опасностью. Если не удастся это сделать, то эти элиты, которые себя такими считают, надо как можно быстрее сменить.

Возникновение миграционной волны

Некоторых из нас волнует и то, почему эта миграционная волна, массовая, а не индивидуальная миграция, возникла? Движет нами не только интеллектуальное любопытство. Ответ на этот вопрос связан с ответом на то, почему миграция не нравится и переживём ли мы её. Попробуем ответить на эти вопросы вразумительно и предметно.

1. Почему возникла нынешняя миграционная волна?

В нашей недавно опубликованной книге Stehovani narodu s.r.o. мы с Йиржи Вейглом отвергли модное утверждение, что Европа в этом не виновата, что мы ничего подобного, как современная массовая миграция, не желали. Но мы не уверены в нашей невиновности. Мы отвергаем самоизвинения и уход от ответственности, а также утверждения, что миграционная волна возникла только потому, что на Ближнем Востоке и в Северной Африке (а также в ряде областей Западной Азии и Центральной Африки) находятся настолько разрушенные и опустошённые войной, а также недемократической идеологией исламизма, страны, что из них люди убегают и что это абсолютно понятно. Но это неправда. Большинству из них не нужно убегать. Они только хотят этого.

Разворот может оказаться более стремительным, чем большинство современных европейцев, лишь в прошлом году частично проснувшихся от полвека продолжающейся нирваны спокойствия и безопасности, думают.

Мы также отвергаем тезис о том, что Европа должна по каким-то абсолютистским гуманным причинам и обязана принимать этих мигрантов с гостеприимством. И что это касается каждого, кто более менее организованно на большие расстояния (несмотря на свои собственные огромные миграционные расходы с учётом собственного богатства) идёт в Европу и добивается доступа сюда. И делает это, хотя для него лично это означает покинуть родную страну и попасть в абсолютно другую культуру, цивилизацию, языковую среду и климатические условия. И это абсолютный абсурд.

Европа сама «напрашивалась» на миграцию

То есть мы видим, в отличие от приветствующих миграцию людей, что всё гораздо сложнее по целому ряду причин:

1. Хотя мы знаем, что современный ИГ в Сирии и Ираке означает значительное изменение ситуации по сравнению с прошлым, мы также знаем, что трагическая в наших европейских глазах ситуация складывалась в этом регионе годами, даже десятилетиями, хотя никакой миграционной волны не было;

2. Мы знаем, что индивидуальная миграция была по ходу истории человечества обычным элементом поведения человека, но мы знаем и то, что массовой миграции должен предшествовать какой-то необычный импульс. Мигранты должны быть убеждены этим импульсом, что те территории, куда они хотят переехать, они должны или покорить насилием, или получить убедительное заверение, что они там будут зваными гостями. Если мы абстрагируемся от столкновения мигрантов с полицией на границах Македонии, то никакой битвы за Европу пока не произошло. Таким образом, правильным является второй вариант.

Для мигрантов хоть и может быть в разных ситуациях риском не делать ничего и оставаться на собственной территории, но они также должны знать, что рискованной является и миграция. Они должны исходить из того, что на миграцию они не могут претендовать. Они должны знать, что в мире существуют границы, пограничные войска, визовые обязанности, сложные процессы предоставления убежища, наказания за неразрешённый переход границ, за контрабанду людей и т.д. То есть, эмиграция – это огромный риск, если у мигранта нет великодушного приглашения;

3. Массовая миграция спровоцирована, главным образом, тем, что мир в последнее десятилетие переживает значительную хаотизацию и нарушение многолетних образцов поведения, и здесь также есть вклад Европы. Она потому «напрашивалась» на нынешнюю миграционную волну.

К этому относится:

всеобщее принятие (почти религиозным способом защищаемая) безответственной, утопичной, а потому в сущности антигуманной доктрины прав человека, которая делает вид, что есть право на широко определённые права, что для этого достаточно, чтобы в любой ситуации они были «введены», а затем они автоматически создадут определённую политическую, экономическую и социальную систему (защищаемую всеми гуманистами). Это доктрина, которая не понимает, что нечто как права является продуктом определённой общественной организации, в истории человечества встречающаяся в качестве исключения, а не предпосылки.

Читайте здесь: Полмиллиарда европейцев в руках преступной банды: перевозчики сидят в Брюсселе, Берлине и в Праге. Слезоточивый газ и бронетранспортёры под Идомени их не остановят

Переворот традиционных ценностей

Масштабный, особенно на Западе, осуществлённый переворот традиционных (хотите ли, европейских) ценностей, элементарных принципов поведения человека, стиля жизни и уважения к иерархически построенному принципу общества человека. Эти радикальные изменения являются последствием лишь сейчас заявляющей о себе победе культурной революции 60-х гг., которая была не «освобождением» человека от определённых Марксом оков капиталистического общества, а «псевдоосвобождением» от сформированных в процессе истории цивилизованных, культурных обществ и об проверенных элементов поведения в элементарных жизненных ситуациях. Мне не особо нравится термин «культурный марксизм», но я начинаю с этим постепенно смиряться. Тем не менее, для меня то, что происходит сегодня, скорее Сартр и Маркузе, Руди Дучке, Кон-Бендит, чем Карл Маркс. В Европе (и США) только сегодня мы переживаем последствия «культурной» революции 60-х гг.;

В Европе в то же время победила доктрина европеизма, которая является конгломератом доктрины политической, отвергающей рынок доктрины экономической и социальной (сегодня разве только неверующий в силу директивного планирования коммунистического типа, но верящий в необходимость масштабной регуляции рынка мудрым государством и в неприемлемость рынком определённом разделении созданного богатства), доктрины культурной или, скорее, человеческое поведение определяющей, которая опирается на идеи мультикультурализма, политкорректности, феминизма, гендеризма, гомосексуализма (и всего ЛГБТ);

Экспорт революции в арабский мир

4.  Изменения случились и в арабском мире с тем, что то, что там происходит, не является обычным случаем поведения развивающихся стран, так как ничего подобного на других континентах не произошло. Эти изменения были вызваны спецификой ислама (длительное время сдерживаемого абсолютаристскими не религиозными правителями в Египте, Ираке, Ливии, Сирии и других странах) и его раздробленностью, особой монокультурностью экономик, живущих на доходы от нефти и газа, контрпродуктивностью половинчатых военных интервенций США в этой области (Афганистан, Ирак, Сирии), непродуманной (или наоборот намеренно ошибочной) организацией «арабских вёсен» под девизом экспорта революции и вообще всем судьбоносным ходом 20 века в этом историческим сложном макрорегионе.

В этой связи я делаю промежуточное заключение, что причиной возникновения нынешней миграционной волны являются в значительной степени действия Запада (и в его рамках его «колыбели» – Европы). Детонатором, который и в прошлом существующие индивидуальные миграции трансформировал в миграционную волну, был наивный и безответственный приветствующий девиз канцлера Меркель (поддерживаемый высказываниями президента Гаука) и подобные заявления других европейских, особенно брюссельских, ослеплённых мультикультурной идеологией политиков.

Брюссель и его централизм

Чтобы не обижать их, всё это случилось не в вакууме. Это было сделано в «благоприятной» среде:

  • в рассорившейся, недовольной ЕС Европе;
  • в Европе с детской наивностью избавившейся от границ (и запутавшейся в апофеозе идеала «безграничности», желанного будущего человечества);
  • в эре веры в социальное, то есть претендующее на нечто, а не делающее это общество;
  • в принятии тезиса о различности, разнородности и относительности правды, как о неотъемлемом пути устранения возможных причин уродств тоталитарных идеологий (какими были нацизм или коммунизм);
  • на континенте, ослабленном отменой элементарных авторитетов государств, надеющихся на Брюссель и его централизм и ставящих под сомнение уважение к необходимой иерархизации человеческого общества.

Нынешняя миграционная волна поэтому не могла не прийти. Каждый, кто требовал её остановки, подвергался остракизации, насмешкам, представлялся в качестве человека, который не понимает значение слов помощь, сочувствие и милосердие, как эгоист, нехристианин, неевропеец.

Приглашающие мигрантов европейские политики

2. Почему эта миграционная волна Европе мешает и почему это должны знать и европейские элиты?

Эффект современной массовой миграционной волны, которая далека от своего конца и которая в соответствии с аргументами из предыдущей части быстро и скоро не закончится, не может быть нейтральным и нулевым.

Приглашающие мигрантов европейские политики абсолютно неубедительно говорят о позитивных эффектах. В нашей книге в главе 6 мы опубликовали аргументы против двух чаще всего упоминающихся «позитивных моментов», которыми являются снижение дефицита рабочих сил в Европе и прекращение старения Европы. Это ошибка.

Рабочей силы в Европе достаточно. Скорее нам не хватает рабочих мест, потому что Европа – не растущий, динамично развивающийся регион. Безработных здесь больше, чем одна десятая всей рабочей силы, то есть 23 миллиона человек. Качество рабочей силы с приходом нынешних мигрантов также несомненно не повысится и структуральные дефекты вызваны негибкостью рынка труда, а не дефицитом работников.

Дополнять миграцией неблагоприятное демографическое развитие также является очень сомнительным шагом. Мы не должны вмешиваться в естественные популяционные тренды. За счёт миграции между тем демографическое поведение европейского населения всё равно не изменить. Придёт лишь другое население, и европейская проблема будет нарастать. В Европе сейчас больше всего жителей в её истории, возникновение незаселённой, неиспользуемой территории не грозит. В 1900 году в Европе жило 408 миллионов человек, сегодня – 742 миллиона. Была тогда Европа безлюдной? Является ли идеалом плотности населения пустая Канада или переполненная Бельгия? Старение – это относительное понятие, скорее речь идёт о продлении жизни человека, в том числе её продуктивного периода.

Промежуточный итог: в Европе нас не мало и увеличивать это число искусственно не нужно. Остановим в последнем половине столетия организованное разрушение и снижение значение семьи и традиционных отношений мужчины и женщины, и всё вернётся на круги своя. Больше ничего не нужно делать, тем более не нужна массовая миграция.

Теперь принижаемое европейскими элитами значение негативных моментов. Общественные науки изучают правила поведения общества, отдельных лиц и всех групп, которые создают эти индивидуумы для жизни в обществе, построенном на массовом, анонимном принципе, а не на знании каждого с каждым. Я настаиваю на том, что из этого следуют важные выводы.

Если мы не находимся в так называемом face-to-face обществе (как семья) или мы не живём в мире абсолютной анархии, то любое «большое» общество должно соответствовать определённым предпосылкам для своего рационального поведения, оно должно быть настроено на ту же волну, разделять некоторые элементарные, созданные обществом ценности, уважать определённые, сформированные эволюцией правила, навыки и обычаи, построить систему уважаемого всеми права, исполнение которого требуется от каждого и т.д.

Читайте здесь: Сатира на Эрдогана: будет ли немецкий комик сидеть 5 лет? Меркель пляшет под дудку шантажиста. Если бы это было против Путина, то это была бы борьба за свободу

Другое общество

В другой терминологии говорится о когерентности, о необходимой гомогенности общества. Чужие элементы, по-другому ведущие себя индивидуумы, конечно, могут присутствовать, но они должны составлять лишь малую часть общества. Их вес и значение не должны в принципе нарушать и даже хотеть менять поведение общества большинства. Или оно может поменяться, но тогда возникает уже другое общество.

Каждое существенное нарушение этого повторяющегося в истории принципа является для общества негативом. Ценность соразмерного уровня похожести необходимо сохранять для здоровья любого общества. Разность является лишь приправой к обществу. Она полезна, если только её столько же, как шафрана.

Я говорю об обществе, цельной диаспоре людей, которые имеют свою культуру, стиль жизни, цивилизационный уровень, организованность. Я не говорю о бесформенной материи типа человечество, мир, планета (и потому является настолько спорной идеология глобального humanrightизма и мультикультурализма).

Европа состоит из десятка народов и из того же числа национальных государств или государств, созданных вокруг одного этноса. Они не идентичны, и чем дальше находятся от воображаемого, определённого географией центра Европы, тем они больше отличаются. Тем не менее, у них много общего. Это видит каждый турист.

Всё это возможно долго обсуждать, основные тезисы, однако, просты. Массовая миграция из другого мира вредна.

Разложение Европы

3. Может Европа выжить?

Сначала к слову Европа. Европа – это интуитивно понятное, но очень по-разному понимаемое понятие. Я имею в виду Европу, как абстракцию, как цивилизационно-культурную общность, исторически возникший конгломерат принципов, взглядов, традиций, правил и обычаев, способов мышления, религий и взглядов, способов поведения, комплекса ценностей, которые Европу в её общности делают специфическим феноменом.

Когда я говорю специфическим, то имею в виду, что она отличается особенными чертами. Это не высказывание из категории «лучше-хуже». Но действует правило, что у Европы есть свои позитивные черты, которые мы, живущие в Европе, ценим и которые не хотим потерять (тем не менее, мы не должны пытаться их экспортировать, этого хотят европейские элиты, люди, которые осмеливаются говорить за нас).

Кое-чём в мы за последние столетия обогнали развитие в других частях света (за исключением Северной Америки, которая является, хоть и самостоятельным, но ответвлением Европы), но во многом это правило уже не работает. Европу нельзя отождествлять с её единственной формой самоорганизации, ЕС, существование которого лишь обусловлено временем. Дело в том, что оно очень спорное и неизвестно, является ли необходимым, логическим и аутентичным продуктом, результатом исторического развития Европы или же речь идёт об очевидно засыхающей ветви европейского дерева, которое быть может ещё возможно спасти.

Европа бы могла пережить сегодняшний миграционный кризис, если бы оставалась Европой. Если бы была здорова. Если бы не переживала уже как минимум полвека (или даже столетие) глубокий кризис, о котором я говорил в начале. Создание ЕС этот кризис не остановило, наоборот. Её сегодняшняя слабость делает Европу легко ранимой и не способной защищаться. Всё также говорит о том, что она не хочет защищаться. И потому нынешняя ситуация ещё опаснее.

Но давайте не представлять себе возможную деструкцию Европы одноразовым актом, внезапным разрушением или распадом «карточного домика». Это будет процесс, эволюция, а не день Д (хотя ключевые вехи на этом пути будут), это не будет одна проигранная битва.

Мой взгляд – взгляд системный. Человеческое общество не является, говоря языком Мизеса-Гайека, продуктом human design, заранее подготовленного плана, а результатом human action. Это всегда будет эволюционным процессом. Мы должны сказать, что так хорошо, но времени особо нет.

Разворот может оказаться более стремительным, чем большинство современных европейцев, лишь в прошлом году частично проснувшихся от полвека продолжающейся нирваны спокойствия и безопасности, думают. Важным предостережением является антиутопическая, но очень реалистичная книга Мишеля Уэльбека «Покорность», в которой автор пишет оруэлловско-хакслиовским способом о том, что случится во Франции после президентских выборов в 2022 году.

Эта книга должна быть обязательной к прочтению для каждого в Европе.


Метки Статьи

Рекомендуем

Лекция экономики для сильных духом: каждая чешская семья имеет долг в среднем два-пять миллиона. Половина человечества тонет в нищете. Свет в конце туннеля погас?

Лекция экономики для сильных духом: каждая чешская семья имеет долг в среднем два-пять...

Пост: силы зла хотят завладеть нашими душами. Милосердие фальшивое и жестокое. Посреди пустыни без компаса и лидера. Откроем путь Провидению!

Пост: силы зла хотят завладеть нашими душами. Милосердие фальшивое и жестокое. Посреди...

Самые читаемые статьи

Реклама
to top