У каждого есть свой выбор: покорно стать рабом либо сделать ПРОТИВОХОД.
Массовое убийство в Париже: 11 сентября номер два? Обама высказался от имени человечества. Осторожнее с простыми объяснениями. Что-то вот-вот случится

Массовое убийство в Париже: 11 сентября номер два? Обама высказался от имени человечества. Осторожнее с простыми объяснениями. Что-то вот-вот случится

17. 11. 2015

Печать статьи

Петр Гайек (Petr Hájek) в первой реакции на террористический акт в Париже отмечает, что, как правило, всё обстоит не так, как кажется на первый взгляд, поэтому не нужно поддаваться сиюминутным настроениями - нужно задавать вопросы, а не ждать ответов.

«Это атака на всё человечество», - заявил американский президент Барак Обама. Он сказал это через примерно два часа после начала масштабной террористической операции, которая в Париже лишила жизни более чем 130 человек. Десятки раненых борются за жизнь в больницах. Если нечто подобное произошло бы в Ираке или Афганистане, всё было бы «заурядно». Большой репортаж по телевидению, а на завтра дело уже забыто. События же в Париже означают, что «время за занавес дёрнуло - и мир изменён». Атака на всё человечество.

11 сентября номер два?

Это высказывание Обамы не должно затеряться, пусть вскоре за ним и последовали десятки других заявлений разных политиков по всему миру. Оно важно не потому, что его произнёс глава самой крупной державы современности, который в связи с этим задаёт тон первой интерпретационной линии теракта. Это высказывание примечательно почти буквальным сходством со словами его предшественника, президента Буша, сказанными 15 лет назад.

Скоро «что-то» произойдёт. Нам не придётся долго ждать. Ведь странное массовое убийство в Париже ещё продолжалось, а товарищ Обама уже «от имени человечества» объявил войну. Кому и чему? Так же, как его предшественник 11 сентября 2001 года, войну он объявил, прежде всего, человеческой свободе и нам всем.

Обама хочет нам непрямо сказать: это европейское 11 сентября. Попробуем от этого отталкиваться. Ведь это одна из немногих опорных точек для первого объяснения причин, последствий и, собственно говоря, самого смысла того ужаса, за которым мы (многие из нас) следили в прямом эфире всю ночь. И теперь (мы все) будем следить за ним неделями и месяцами.

Что на самом деле произошло?

Пока этого никто не знает. Ясно только то, что это была задолго и тщательно подготовленная операция, которая, возможно, не осуществилась в полной мере. Несмотря на шокирующие сообщения о числе жертв, скоординированных действиях в нескольких местах в центре французской столицы, похоже, что основной теракт провалился.

Один террорист-смертник, скорее всего незапланированно, взорвал себя ещё перед стадионом, а не внутри – среди зрителей. На товарищеском футбольном матче между Францией и Германией, в присутствии главы государства. Большую символичность и представить себе трудно, как и тот хаос, который настал бы и повлёк бы десятки, а то и сотни жертв не только из-за самого взрыва, но и, прежде всего, из-за последовавшей паники. Последствия этих вероятных событий лучше не представлять. Они во много раз больше шокировали бы общественность.

Но, в любом случае, даже того, что случилось, вполне достаточно для интерпретации Обамы, подразумевавшего, что это новое 11 сентября. Всего несколько минут назад агентство Reuters опубликовало новость о том, что ответственность за теракты на себя «официально» взяло Исламское государство. И хотя это было ожидаемо, небезынтересно то, что ИГИЛ столько выжидало. Отчего оно тут же не заявило о своём триумфе? Неужели ИГИЛ само было удивлено?

И всё же можно констатировать, что с этой минуты мы знаем врага – ему можно объявить войну, как то сделал президент Буш, когда вскоре после 11 сентября вторгся в Афганистан. И как это сделал Обама ещё до того, как ИГИЛ после некоторых колебаний «возложил на себя» ответственность.

Легко проскользнуть по поверхности

Повторимся, что о закулисье этого ужаса пока нам известно очень мало. Это примечательно, если сравнить ситуацию с информационными «бомбардировками» во время январской террористической «премьеры» в редакции «Шарли Эбдо». Поэтому все выводы нужно произносить с максимальной осторожностью.

Первый и, вероятно, самый поверхностный вывод приходит на ум сразу же, и многие его, что совершенно понятно, уже озвучивают: безумный социальный эксперимент политических элит ЕС (во главе с Германией и Францией), проявлением которого, помимо прочего, является миграционное цунами, принёс свои первые плоды. Исламисты из ИГИЛ вместе с миграционной волной попали в Европу и передали первый «привет». Кстати, подобным образом высказываются и некоторые очевидцы терактов. Один из террористов якобы даже прямо сказал, что был «завербован Исламским государством».

Поэтому ответы появляются так же моментально: точно так же, как Франция закрыла границы, нужно немедленно герметично закрыть границы всей шенгенской зоны. Кстати, об этом заявило и несколько «смелых» чешских политиков, включая Андрея Бабиша. Никаких возражений. Конечно, да. Это нужно было сделать уже давно. Но в настоящее время это решение имеет две небольшие загвоздки: во-первых, сделать это немедленно технически невозможно, а во-вторых, сотни тысяч мигрантов уже тут. Сколько среди нас других боевиков ИГИЛ?

Читайте здесь: Краплёные карты: кабинет играет в украинский покер. Приглашение товарищам из НАТО. Брат министра – вербовщик Мухаммеда? Тренировка перед нападением на президента Земана

Так что всё это не слишком поможет. И пусть это прозвучит чрезвычайно решительно, но в итоге ничего не выйдет. И нас это может привести к тому, что мы предадимся поверхностности и не зададимся некоторыми вопросами, которые должны прозвучать в самом начале. Потом, когда СМИ «забетонируют» официальную версию, этих вопросов уже не будет слышно.

Под поверхностью

Первое сомнение встречалось в разных СМИ в первые часы прямой трансляции довольно часто, а теперь оно точно так же быстро пропадает из них. Различные эксперты по безопасности задавали вопрос, как такое вообще могло произойти? Что случилось, что спецслужбы вовремя не разоблачили подготовку такой масштабной операции? Не говоря уже о том, что Париж после «Шарли Эбдо» превратился буквально в крепость, переполненную полицейскими и военными. Не говоря уже о том, что официальные органы не раз предупреждали, что подобный теракт готовится. Так знали они или нет? Если нет, то в разгильдяйстве ли тут дело или в чём-то большем?

Возможно ли вообще поверить в то, что, осознавая близость опасности террористического акта, службы безопасности допустили ситуацию, когда в ареал стадиона, который буквально напрашивается на проведение подобной операции, смог «пролезть» террорист-смертник? Особенно, когда присутствует французский президент, а меры безопасности усилены вдвое. Почему не было хотя бы минимальных мер безопасности и в театре недалеко от редакции «Шарли Эбдо», где встречались фанаты американской группы, в названии которой есть слово «смерть»? Ведь для исламистов это лакомый кусок! Были ли вообще предприняты какие-то меры безопасности или нет? Если нет, то в разгильдяйстве ли тут дело или в чём-то большем?

Как возможно, что, кроме трёх убитых террористов в концертном зале, остальные террористы будто в воду канули? Идут ли полицейские и спецслужбы по их следам (будем надеяться), или их так никогда и не найдут? Если никого не поймают, будет ли это просто разгильдяйством или чем-то большим?

Почему в пятницу в Париже, всего за несколько часов до терактов, глава ЦРУ Джон Бреннан встретился с главой французских спецслужб? О чём они говорили? Знали  они о запланированной атаке или нет? Если да, то почему Париж не поставили с ног на голову? Если нет, то в разгильдяйстве ли тут дело или в чём-то большем?

Контекст

Что значит «большее»? Не будем спекулировать. Примем вслед за Обамой версию об 11 сентября номер два и будем её придерживаться.

Например, не будем забывать о том, что в Париже через несколько дней должен состояться «экологический великий саммит» сторонников глобального потепления. В присутствии 40 глав государств и правительств должны быть приняты серьёзные решения, которые дадут в руки глобалистического лобби Нового мирового порядка новые инструменты (и астрономические суммы) для продолжения «борьбы с погодой». Включая дальнейшее крайнее ограничение гражданских свобод, криминализацию оппонентов и прочее. Ясно, что саммит состоится даже после терактов (и «вопреки» нему). Ясно, что теперь на улицах уже не появятся те группы, которые  собирались протестовать против саммита. Это кажется мелочью, но эта встреча будет иметь общемировые последствия.

Однако ещё важнее будет «ответ международного сообщества». Если речь идёт об 11 сентября номер два, то «империя нанесёт ответный удар». Не будет ли он направлен по чистой случайности на Сирию, где как раз сейчас успешную военную кампанию ведут россияне? Не является ли это способом их «обскакать»? И хотя сначала НАТО заявило, что не может принимать участие в этой войне, говорят, что сейчас эта возможность внутри НАТО обсуждается. Не изменит ли внезапно эта организация, служащая ширмой для действий американской армии, свою позицию? Не будет ли вместо прежнего Афганистана на повестке дня «война человечества» под руководством НАТО против ИГИЛ в Сирии? Что тогда предпримут россияне?

Долго ждать нам не придётся

Уже в первые часы в «парижском 11 сентября» находится много примечательного. Много символичного. Много неясного. Взять хотя бы то, что всё произошло в пятницу 13, и этого суеверным людям будет достаточно для определённого рода «объяснений», которые хорошо запоминаются. К слову, террористы были столь предупредительны, что выбрали для своей операции пятницу. Если бы сегодня был не выходной, а рабочий день, то царил бы намного больший хаос. А так всё можно в относительном покое подготовить.

Читайте здесь: Ситуация в Европе с каждым днём обостряется: ислам уже не скрывает, что хочет царить тут. Ахиллесова пята политиков. Мы сильнее, чем думаем. Ещё не поздно

И всё готовится. Разумеется, уже появляются и комментарии «профессионально приветствующих», как, например, статья Любоша Палаты на iDnes: якобы сейчас мы не должны обращать свой гнев на ислам или «беженцев». Ведь они якобы на нашей стороне. Они, мол, жертвы так же, как и мы. Ведь они тоже бегут от Исламского государства (вероятно, как и мы при мнимых американских бомбардировках ИГИЛ уже год). Подобными призывами, всё более агрессивными, теперь нас будут заваливать. Кульминация наступит во вторник 17 ноября на пражских улицах, если полиция не отменит все публичные акции.

Невзирая на то, какой в итоге будет официальная версия парижского массового убийства, невзирая на то, будет ли (как и после 11 сентября) становиться больше вопросов без ответов, на которые никто не будет отвечать (или будет называть их «теориями заговоров»), одно сегодня почти ясно: последствия для остатков демократии и гражданских свобод (и не только их) на европейском континенте будут сокрушительными.

Точка отсчёта

Это прекрасно демонстрирует уже и чешский министр обороны, актёр Стропницкий. Он не мог упустить такого случая и немного предвосхитил события: «Я не хочу делать далеко идущие выводы, но что-то мне подсказывает, что эра определённой беззаботности и высокой степени свободы в Европе, к сожалению, вероятно, заканчивается, потому что на это нужно реагировать», - сказал медиум.

Как будто некая «эра беззаботности и высокой степени свободы» в нашей полной шпионов, запретов и норм ЕС-реальности (за исключением условий для так называемых беженцев) ещё была. Но этот плохой актёр сигнализирует нам и кое о чём другом. Он указывает на точку, от которой пойдёт «отсчёт». Если то, что у нас есть сегодня, было «высокой степенью свободы», то довольно легко представить, что за ней последует.

И снова будем придерживаться «линии» 11 сентября: как минимум будет принят некий новый «Patriot Act» или законы о «временном» (а единицей временности, как мы хорошо знаем, является одна вечность) крайнем ограничении гражданских свобод. Это означает практически всесилие спецслужб и репрессивного аппарата. И люди будут (первое время) этому аплодировать.

Что-то случится

А если НАТО (или напрямую американцы – без этой ширмы) вступят в войну в Сирии, мы очень быстро забудем и о миграционном кризисе. Или он будет нам казаться явлением прекрасного спокойного времени. Мигранты будут продолжать валить валом, но из СМИ эта тема почти исчезнет. Канцлера Меркель это спасёт: теперь вместе с Обамой, Олландом, Кэмероном, Юнкером и компанией она будет организовывать «контрудар». Немцы (и еврограждане) опять полюбят её за её решительность и «защиту европейских ценностей». Эта компания крепко возьмёт всё в свои руки.

Случится ли это? Не случится? Вскоре мы увидим. Для начала давайте хотя бы откажемся слушать все те манипулятивные толкования и заявления, которые сейчас посыплются на нас из СМИ.

Давайте будем следить за всем чрезвычайно внимательно и будем думать собственной головой: кому на пользу разыгралась эта кровавая драма – вот тот вопрос, который мы должны задавать и акцентировать прежде всего. Чтобы быть готовыми.

Ведь вскоре «что-то» произойдёт. Нам не придётся долго ждать. Ведь странное массовое убийство в Париже ещё продолжалось, а товарищ Обама уже «от имени человечества» объявил войну. Кому и чему?

Так же, как его предшественник 11 сентября 2001 года, войну он объявил, прежде всего, человеческой свободе и нам всем.


Метки Статьи

Рекомендуем

Лекция экономики для сильных духом: каждая чешская семья имеет долг в среднем два-пять миллиона. Половина человечества тонет в нищете. Свет в конце туннеля погас?

Лекция экономики для сильных духом: каждая чешская семья имеет долг в среднем два-пять...

Пост: силы зла хотят завладеть нашими душами. Милосердие фальшивое и жестокое. Посреди пустыни без компаса и лидера. Откроем путь Провидению!

Пост: силы зла хотят завладеть нашими душами. Милосердие фальшивое и жестокое. Посреди...

Самые читаемые статьи

Реклама
to top