У каждого есть свой выбор: покорно стать рабом либо сделать ПРОТИВОХОД.
Вацлав Клаус: два путешествия в две очень разные страны – Россию и США. Обе друг в друге нуждаются. Уборные в самолётах: почему Оруэлл не писал об этом?

Вацлав Клаус: два путешествия в две очень разные страны – Россию и США. Обе друг в друге нуждаются. Уборные в самолётах: почему Оруэлл не писал об этом?

7. 7. 2015

Печать статьи

Вацлав Клаус (Václav Klaus) рассказывает о своих интересных впечатлениях от двух недавних путешествий в Россию и США и, не сравнивая напрямую две страны, приходит к весьма интересным выводам.

В прошлый раз я связал заметки о трёх странах: Англии, Лихтенштейне и Греции – в этом тексте, а теперь напишу о двух – России и Соединённых Штатах. Я также успел побывать в Германии, но о ней писать почти нечего. Там я чувствовал себя, как Алиса в стране чудес (о чем я заявил там перед сотнями слушателей), потому что еврофанатизм местного собрания в мюнхенском Maximilianeum Stiftung был убийственным. Идеологическая обработка студентов мне показалась практически безнадёжной, как при коммунизме.

В России последний раз я был в ноябре прошлого года (в Москве на вручении премии Горбачёва), а в США я был в октябре прошлого года, когда выступал с лекциями в Hillsdale College. За это время кое-что изменилось, поэтому я сделал эти заметки.

Экономический форум в Санкт-Петербурге

Вот уже много лет в Санкт-Петербурге проходит масштабная акция – Международный экономический форум, на котором присутствуют тысячи, если не десятки тысяч, участников. Форум огромный, и я не буду делать вид, что могу описать, что происходило в рамках десятков параллельно проводимых секций в течение трёх дней. Европу, вернее Европейский Союз, представляли только бизнесмены, которые, разумеется, по-прежнему интересуются Россией, и бывшие политические лидеры, такие как Блэр, Шредер, Проди (и Клаус). Был там и по-прежнему бравый почти 90-летний Шимон Перес. Из современных политиков ЕС Грецию там защищал премьер Ципрас.

pp

Я могу рассказать о двух акциях. Я выступил на дискуссии вместе с бывшим французским премьер-министром Фийоном, бывшим министром иностранных дел Италии Фратини, первым зампредом российского правительства Шуваловым, бывшим председателем Нацбанка Казахстана и двумя ректорами российских университетов. Темой дискуссии была связь (или её отсутствие) между политикой и экономикой. Россияне, вероятно, хотели слышать, что экономическая взаимосвязь рано или поздно потребует политической «разморозки». Я в этом не уверен.

Дискуссию вёл, причём очень хорошо, 45-летний сын Александра Солженицына. Двухчасовая дискуссия (мою речь на английском и чешском языках можно найти на www.klaus.cz) была больше похожа на какофонию звуков, нежели на диалог. Только Фийон ответил на моё выступление: ему не понравилась моя критика евро. Мол, евро нужно для того, чтобы Европа была независимой, то есть от США! Типичный французский подход. Он тоже хотел бы договориться с Россией (он как западноевропеец), но, дескать, Западу в этом мешает Восточная Европа, которая боится России. Так думают французы.

Россия – часть Европы

Я ходил послушать президента Владимира Путина, когда он произносил свою главную, 45-минутную, речь. Огромный зал, огромный подиум, фотовспышки, и при этом сухая, неубедительно задуманная, по-канцелярски написанная речь о российской экономике. Данные, цифры, последовательный оптимизм. Намного живее были его ответы на организованные, а не спонтанные вопросы ведущего. Но это была, скорее, оборона, нежели нападение. Конечно, речь никого не провоцировала – может, кроме чешских русофобов. Один из них набросился на меня на телеканале CT за фразу из моего выступления о том, что «сегодня мы не должны вытеснять Россию из Европы». По мнению этих людей, Россия (и прежде всего Путин) не смеет и рта раскрыть, а должна лишь позволять диктовать ей условия.

Санкт-Петербург выглядит хорошо: он полон людей, машин, культуры. Шофёр моей сверхраскошной машины (для главных гостей форума от компании Mercedes), петербуржец до мозга костей, говорил мне, что пусть существует и множество проблем, но жизнь несравнимо лучше, чем раньше. Обычные люди не ощущают непосредственно на себе европейских санкций. В отеле мне, к моему удивлению чешский, менеджер призналась, что необходимые «европейские» продукты ввозят через Белоруссию. Обычные люди также могут съездить за покупками в Финляндию за 160 км (в России это не расстояние).

Шёл дождь, нависали тучи, петербургскими «белыми ночами» насладиться было невозможно, а жаль: в июне они достигают пика. Построенные Петром Великим дворцы, сады и фонтаны (это была попытка создать русский Версаль) в Петродворце в субботу были переполнены туристами, по большей части русскими. Все прилежно слушали экскурсоводов. Мне стоило большого труда убедить их, что мои «впитывающие возможности» в этом смысле совершенно исчерпаны. Мне достаточно смотреть. Замечательной поддержкой (а также организатором скромного, но милого празднования моего дня рождения) была команда чешского Генкосульства. У меня остались приятные чувства от поездки. Постараемся не провоцировать конфронтации с Россией.

Ужин в Вашингтоне

Моё путешествие в Америку началось с неприятности. В аэропорту Праги я должен был быть не позднее 8:40. В 9:00 мне сообщили, что самолет из Мюнхена в Прагу только вылетает, так что будет опоздание. Почти «пробежка» по аэропорту Мюнхена помогла мне успеть на самолет в Вашингтон. Но я всегда летаю Lufthansа, поэтому я, снова, потому что забываю, удивлён, что лечу United Airlines (хотя билет у меня на Lufthansа).

Мы поехали на автобусе к самолёту, и на знойном полуденном солнце я ждал более часа на полосе перед самолётом – без каких-либо объяснений. Потом нам сказали, что в самолёте не работают туалеты. Молчанки, хамство, бюрократическое равнодушие всего персонала были поразительными. После возвращения в здание аэропорта нам сказали, что, вероятно, сегодня полёта не будет, и что нам возместят стоимость билетов. Они предлагали билет на день позже, но моя программа в Вашингтоне начиналась в тот же вечер с ужина в мою честь при участии ряда конгрессменов.

Я уже хотел отменить визит и позвонил в Прагу, чтобы за мной в Мюнхен послали машину. Но тут неожиданно сообщили, что самолет с 4,5-часовым опозданием всё же полетит! Я понял, что современное «развитое» общество так и закончит – неработающими туалетами и хамством важных «обладателей ключей», печатей и мелких полномочий. Но об этом ни в фантастических романах, ни в антиутопиях хаксли-оруэлловского типа не пишут. Продажи были бы ниже.

На ужин в Вашнгтоне я, в помятом дорожном наряде и без галстука, успел. Мой давний приятель из Египта Шафик Габр, бизнесмен, филантроп, политик и комментатор, пригласил 40 влиятельных гостей на ужин, где я, в числе других запоздавших, получил ещё один торт ко дню рождения (первый был несколькими днями ранее в Санкт-Петербурге). Это была группа американцев (если забыть о бывшем министре иностранных дел Египта Амр Муса), с которыми стоит встречаться. Среди них было и пять конгрессменов. Взгляды на мир, а также на Россию, были совсем не такими, какие рисует нам их пропаганда, чешское телевидение и информационные порталы правдолюбцев. Они не были и такими, какие нам передает CNN.

pp

Американские шоры на глазах

Рабочий завтрак в четверг в резиденции посла Гандаловича был встречей с Д. Саймсом (президент The Centre of the National Interest и издателем The National Interest) и Д. Закхаймом, заместителем министра обороны в правительствах Рейгана и Буша (младшего). И снова невероятно интересные и близкие мне взгляды на Европу, Грецию, Украину, Россию, Ближний Восток. Мы договорились о будущем сотрудничестве. На обеде мы были с послом с новым руководством Heritage Foundation (в по-лондонски выглядевшем University Club), и у меня создалось ощущение, что, как и в случае CATO, смена поколений в этой организации не стала шагом вперёд. Американский, никакими средствами не сдерживаемый эгоизм меня удручает и демотивирует. Я не хочу всё время спорить. Чьи-то шоры на глазах убрать невозможно.

Совершенно противоположное ощущение у меня от встречи с моим хорошим приятелем конгрессменом Дэни (на самом деле его зовут Дана) Рорабачером в его офисе в Капитолии. У него в этом время была курдская делегация. Он с интересом спрашивает: что является самым заклятым врагом современного Запада? По его словам, это радикальный исламизм. (Я улыбаюсь и говорю, что знаю ещё более заклятого врага современного Запада – это он сам). Но его аргументы направлены на другое: против самого заклятого врага нужно искать союзников. Самым важным союзником могла бы стать Россия. Поэтому он считает совершенно глупой нынешнюю политику ссор с  Россией! Это говорит влиятельный американский конгрессмен (от Калифорнии) вполне открыто! И перечисляет тех, кто думает так же. Кстати, на стене его офиса висят две доски для серфинга. Это просто „Surfing USA“.

Идеология европеизма

Позитивной была и встреча с вице-президентом American Friends of the Czech Republic Филлом Касиком, одним из тех, кто бескорыстно и честно добивается позитивных чешско-американских отношений. Он первый, кто, по крайней мере передо мной, отваживается сказать, что совершенно не может себе представить смелость и мотивацию его предков, которые в 80-е годы 19 века переехали из Злина в Америку. Это был его ответ на дискуссию о современных иммиграционных проблемах Европы, причина которых не в иммигрантах, а мы сами в Европе. Поскольку нас, живущих в Европе, хочет представлять Европейский Союз, то это сделал именно он, его представители и их идеология – европеизм, который скрывает в себе мультикультурализм, одержимость правами человека и политической корректностью.

Стоит упомянуть и встречу с президентом Hudson Institute Кеном Вэнстэном. Это ещё один влиятельный вашингтонский тинк-танк центр, ориентированный, прежде всего, на международную политику. Мы говорили об их исследовании (из-под пера нашего друга Джона Фонте, которого я часто цитирую как одного из крупнейших авторитетов в области глобального управления) об отношении нынешней миграции в Европу и европейского подавления роли национальных государств. Это моя любимая тема.

Абсолютная раздвоенность Америки

Прежде чем я расскажу о конференции Le Cercle, я прокомментирую одно сообщение, появившееся в пятницу утром, которое меняет Америку (а с ней, к сожалению, и мир): Верховный суд США пятью голосами против четырёх проголосовал за то, что „same-sex marriage is a right“. То есть к правам человека он причислил и право на брак лиц одинакового пола. Я боролся и против зарегистрированного партнёрства своим президентским вето, и мне тогда объясняли, что дальше этого дело не пойдёт. Я знал, что это не правда. И мне страшно от этого.

В Америке я внимательно следил за реакцией СМИ на это решение Верховного суда. Иной реакции я и не видел. Меня затронуло несколько вещей:

- голосование 5:4, то есть абсолютная раздвоенность Америки по этому вопросу, и моё мнение таково, что о подобном фундаментальном деле решение не может приниматься простым и столь невеликим большинством;

- одно это суть проблемы, а другое механизм принятие решения об этом изменении. По поводу первого моё мнение однозначно негативное: институт брака, существовавший несколько тысячелетий, тем самым был окончательно украден в целях современного постмодернистского мира, что мне кажется фатальной ошибкой;

- американские СМИ опубликовали и мнения тех четырёх судей, которые голосовали против. Меня заинтересовали две группы аргументов:

1. Решение является полным воплощением «судократии», когда по принципиальному для общества вопросу решение принимают невыбранные судьи, хотя речь идёт о деле, решение по которому должны принимать демократически выбранные депутаты или сенаторы. Это попирание стандартной демократии.

2. Решение Верховного суда из девяти членов не репрезентирует страну ни в каком отношении. Они не выбранные, а назначенные: все девять из двух юридических вузов – Йеля и Гарварда, все с Восточного побережья и из Калифорнии – никого из настоящей Америки (называемой West, Mid-West, Southern West,…), ни один из них не исповедует крупные американские религии (нет ни евангелиста, ни протестанта) и т.д и т.д. Так что они не являются убедительными репрезентантами ни политической (если хотите партийной, потому что политические партии – это главный объединяющий механизм демократического общества), ни географической, ни социальной, ни культурной, ни профессиональной структуры страны.

Но это всего лишь беглые, мелкие наблюдения.

Конференция группы Le Cercle

Дважды в год проводится, как правило в Лондоне, конференция группы Le Cercle – на этот раз она была в Вашингтоне. Это отчасти стабильная, отчасти меняющаяся группа из примерно 100 человек, обсуждающих современный мир. Это группа не пропорциональна по половому составу (9 женщин), её члены из 33 стран мира, начиная такими именами, как Донадьд Рамсфелд, Крал Габсбург, Амр Муса, «Его Императорское Высочество» Хайле Селассие (вероятно, сын бывшего царя Эфиопии), вплоть до имён, неизвестных на международном медиа-уровне. Тем за три дня дискуссии поднималось много.

Широко представлена современная Америка и приближающиеся президентские выборы. Вместе с ними и новые ожидания. Ряд зарубежных участников правильно говорил, что всегда рассуждают о «новой политике» президента и всегда всё возвращается к старому. Никто не понимает нынешних 13 кандидатов среди республиканцев (в выходные появятся ещё два), подсмеиваются над Дональдом Трампом и не могут себе представить организацию теледебатов в первом туре при таком количестве кандидатов. В любом случае, ожидают очень близкие результаты (с любыми кандидатами!) и почти гарантированную победу республиканцев в Конгрессе.

Борьбой за полномочия Энергетического регуляционного управления (ERU) обеспокоены и в США

Мы у нас дома ощущаем активное вмешательство США в нашу политику, хотя у американцев есть ощущение, что американское лидерство закончилось, что Америка, прежде всего Обама, его не имеет, и иронично говорят (в том числе американцы), что началось „lead from behind“. У нас речь точно не идёт о „from behind“. Меня шокирует, когда кто-нибудь на конференции мне с серьёзным лицом говорит, что они обеспокоены энергетической политикой ЧР. Я ожидал АЭС «Темели» или что-то в этом роде, но понял, что кое-кто следит за борьбой за полномочия ERU (и Алены Витасковой) и видит в этом длинные руки Кремля. Глупость человеческая безгранична.

Выступает бывший министр обороны США „Mr. Old Europe-New Europe“ Дональд Рамсфелд. Он философствует о „actions“ vs. „inactions“, о reported actions vs. non-reported actions. Он говорит очень бессодержательно и поверхностно. Только на вопросы он начинает «греметь» о том, что его нападение на Ирак было правильным! Выступление было очень неудачным и в отношении единственного важного вопроса чрезвычайно надменным. Он не чувствует за собой никакой вины.

Почему США избавились от Каддафи?

Здесь присутствует множество бывших командующих армиями и начальников спецслужб. Бывший глава израильского Массада Халеви, к удивлению, спросил экс-сенатора Лугара, почему США избавились Каддафи, хотя пообещали ему Бог знает что за уступки, на которые он пошёл. Мне пришло в голову, что Израиль начинает бояться, что нечто подобное может случиться и с ним. Поведение Обамы, в особенности в отношениях с Ираном, очень их беспокоит.

Абсурдное выступление о России сделал известный британский журналист Эдвард Лукас. Я слушал его в 2000 году в Лиссабоне и тогда я протестовал против названия его выступления «Путин – человек КГБ». Я возражал, что нельзя подобным образом упрощать сложную ситуацию в этой большой стране, которая сложилась после 70 лет ужасающего и трагического коммунизма и через 10 лет после хаоса эры Горбачёва и Ельцина. Он хорошо помнил полемику со мной (я же не совсем: я думал, что это было в Мадриде) и свою вашингтонскую речь начал словами о том, что с нетерпением ждет моей реакции на его нынешние воззрения. На этот раз название звучало как «Как вести себя с реваншистской Россией?». Это было печально и безнадёжно. Некоторые люди просто не способны извлекать уроки и слушают только сами себя и усугубляют собственные аргументы. Протесты ряда участников конференции были очень резкими и явными. Все плохое в мире сегодня делает Россия. Меня удивило, что, по мнению Лукаса, например, Россия серьёзно повлияла и на недавние президентские выборы в Польше и изменения в польском правительстве. Казалось, что говорит Саакашвили и Сикорский. Вопрос в кулуарах был таким: как может подобный человек писать для The Economist?

pp

Греческий референдум

На утро субботы повлияла ночная новость о том, что Ципрас объявил в Греции референдум по вопросу, принять или нет условия кредиторов для решения греческого долгового кризиса. Мне показалось, прежде всего, забавным то, что он назвал эти условия «неевропейскими» и «унизительными». Неевропейские и унизительные можно принять, чтобы страна выбралась из подобного положения. Я произнёс на конференции речь о Греции под названием «Первые пять лет с начала греческого долгового кризиса», которую теперь будут продолжать. Я вижу однозначную связь между долговым кризисом Греции я и ошибочным принятием этой страной евро, что привело её в «компанию» стран, которые имеют совершенно другие экономические (а также политические и социальные) параметры, и куда она просто не вписывается. Нынешняя игра греков с ЕС все равно не принесет никакого решения греческого кризиса. Но я не хочу предсказывать, что будет, когда в игру вступит тяжёлый вес европейской политики. Пока была лишь прелюдия.

Большая часть субботы была посвящена Ближнему Востоку. Бывший посол США в Ираке, Ливане, Сирии и Афганистане Раян Крокер, то есть человек, который мог бы и должен бы знать, заявил, что шесть лет не верил, что Ирак будет сегодня выглядеть так плохо. Мы не могли знать деталей, но с моей точки зрения я должен сказать, что всё шло к нынешнему трагическому состоянию. Некоторым из нас это было совершенно ясно. Вину США за нынешнее состояние (развязыванием иракской войны) он отвергает: мол, всё было бы так же. Шутку в последнем предложении о том, что относительно трагической ситуации на Ближнем Востоке он «уверен только в одном»: через два месяца всё будет намного хуже, я не приемлю.

«Неуправляемые» места и области в мире

Он подчеркивал другую очень опасную тенденцию: мы существуем в мире, когда растёт, и будет расти, число неуправляемых мест и областей. Это возможно, но без обсуждения причин это мало интересно. Я снова вернулся бы к негативной роли Запада в создании этого положения. Несмотря на это, трёхдневные дискуссии были очень интересными.

А теперь несколько слов о Вашингтоне. Раньше он казался мне скучным, но по мере моего старения он становится мне всё милее. В моей любимой книжной лавке недалеко от Dupont Circle, куда я всегда отправляюсь купить какую-нибудь книгу, на этот раз я обнаружил отличную майку с надписью „Not Dead Yet“, что очень хорошо отражает мои нынешние ощущения.

Большой сад посольства ЧР позволяет сделать из окна спальни и такие фотографии: природа, массив зелени – всё это всегда есть в Вашингтоне. Мой визит начался с жары и высокой влажности, а закончился двумя днями дождя, никакой жары и морозом во внутренних излишне кондиционируемых помещениях. Я несколько раз просил организаторов конференции убавить ненужный кондиционер.

Не сходить в Америке на джаз было бы непростительно

Быть в Америке и не сходить на джаз было бы непростительно. В Вашингтоне нужно идти в Blues Alley, что удалось мне и в этот раз. В субботу вечером там был джаз из Бразилии. Я немного боялся заранее, но бразильская легенда, певица и гитаристка, Жойси Морено была очень хороша со своим трио. Господин посол с супругой сделали хороший выбор.

Конференция проходила в отеле „The Fairfax at Embassy Row“, где я уже был пару раз. Перед ним находится один из известных вашингтонских памятников – Ганди.

pp

Жаль, что мне не удалось сфотографировать очень удачную скульптуру Сахарова перед The Russia Center. Вашингтон старается постоянно устанавливать скульптуры подобного типа. И поскольку это Вашингтон, то каждую из них должен одобрить конгресс. Мы могли бы долго говорить о том, какой лоббинг мы должны были сделать, чтобы получить согласие на памятник Масарику (кстати, в нескольких десятках метров от Ганди).

Дождь идёт такой, что подмоченная почва не держит большие деревья. Утром мы объезжали часть города, потому что упавшее дерево полностью парализовало одну улицу. Несколько частных автомобилей было припарковано в паре метров от лежащего попер  к улицы дерева.

Одной из последних фраз на конференции было „failure of isms“, «провал «измов». Во-первых, мне опечалило то, что кто-то другой тоже использует термин «измы»: я думал, что его выдумал я. Во-вторых, я более чем согласен, но нужно разграничивать. Не все «измы» провалились: классический либерализм – точно нет. Я передал свою книгу на английском „The Never-Ending Struggle for Free Society“ одному влиятельному американцу. Он сказал, что полностью согласен, но его задело, когда я сказал ему, что для победы нам нужно соучастие Америки, а его, к сожалению, становится всё меньше. В Америке свобода тоже исчезает. Поэтому моё впечатление от неё неоднозначно.


Метки Статьи

Рекомендуем

Лекция экономики для сильных духом: каждая чешская семья имеет долг в среднем два-пять миллиона. Половина человечества тонет в нищете. Свет в конце туннеля погас?

Лекция экономики для сильных духом: каждая чешская семья имеет долг в среднем два-пять...

Пост: силы зла хотят завладеть нашими душами. Милосердие фальшивое и жестокое. Посреди пустыни без компаса и лидера. Откроем путь Провидению!

Пост: силы зла хотят завладеть нашими душами. Милосердие фальшивое и жестокое. Посреди...

Самые читаемые статьи

Реклама
to top