У каждого есть свой выбор: покорно стать рабом либо сделать ПРОТИВОХОД.
Глазами Вацлава Клауса: бизнесмены с рюкзаками. Камерон в ловушке. Ужин с супругой принца. Вскоре у нас заберут наличные деньги. Разгневанный Зевс. Эмиль в Афинах

Глазами Вацлава Клауса: бизнесмены с рюкзаками. Камерон в ловушке. Ужин с супругой принца. Вскоре у нас заберут наличные деньги. Разгневанный Зевс. Эмиль в Афинах

24. 6. 2015

Печать статьи

Вацлав Клаус (Václav Klaus) рассказывает о своих впечатлениях от поездок по Великобритании, Лихтенштейну и Греции, о которых в нынешней бушующей Европе может так рассказать только он.

В течение трёх недель я побывал в трёх коротких зарубежных поездках. Ни одна из них мне не дала достаточно, чтобы написать на её основе отдельный текст, но все были очень интересные. Отсюда и появились эти нестандартные, немного «перемешанные» заметки. Перемешанные, но соблюдающие временную последовательность.

Бизнесмены в свитерах и «мультикультурный» Лондон

Я начну с описания выходных в Лондоне. Ещё пятничный утренний полёт из Праги в Лондон рейсом компании British Airlines был странный. В заполненном бизнес-классе сидели мужчины без галстуков, в свитерах и джинсах. Вместо чиновничьих кейсов и чемоданчиков у них были рюкзачки. Повторяю, это был дорогой, но короткий полёт бизнес-классом. Неужели так изменились мода и общественные нормы? Или европейские путешественники такие богатые?

Полностью загруженная магистраль из Хитроу в центр Лондона – путь занял также долго, сколько полёт из Праги – привела к тому, что водитель повернул на неизвестные мне небольшие пригородные улицы. Первых пять-восемь километров были и для того, кто думает, что знает о давнем космополитизме Лондона достаточно, довольно удивительными. Это был не мультикультурализм, а монокультурализм. В этих местах на улицах не было ни одного белого англичанина.

Магазины, компании, рестораны называются Himalaya Shopping Center, Tandoori Restaurant, Damascus Taste, Pasha Hairdresser, а также Polish Food и был там даже и новая неоновая вывеска Mliezcko. Чешского там ничего нет, разве что чешские Шкоды на улицах. Лишь с приближением к центру Лондона происходила определённая «мультикультурализация».

ИГ – это страшное явление, но немногие вспоминают, что его создал Запад.

Чеха заинтересует и бесконечное количество малых магазинов и фирм. Текущее естественное эволюционное развитие не уничтожило это «маленькое» в Лондоне. Нет там огромных торговых центров. Такого постепенное развитие после падения коммунизма мы не пережили, и помешать неадекватному росту числа больших ТЦ и параллельной ликвидации «маленьких» нам не удалось. Нас бы назвали (и мы были!) недостаточными либералами. Однако очевидно, что затормозить это развитие без административного вмешательство было невозможно.

Камерон в ловушке референдума

Лондон перенасыщен людьми и автомобилями. Локти на улицах необходимо, как и смелое управление автомобилями. Это относится и к пятнице 11 часам вечера, к шести часам вечера в субботу и 11 часам утра в воскресенье. Футбольный матч местной Спарты и Славии, которые играют в 3-й английской лиге, привлёк на трибуны 60 тысяч зрителей.

Два замечания к политике. Британские лейбористы после проигранных парламентских выборов отреагировали в тот момент, когда я там находился, очень рационально. Хотя целая кампания их партии была основана на отказе от референдума о выходе Великобритании из ЕС, они неожиданно объявили, что благодаря выборам они поняли, что британские избиратели хотят такой референдум, и потому именно они выступают за его проведение.

Их умное изменение мнения является явным преувеличением проблемы Дэвида Камерона. Он не особо желал данный референдум. Его желали его избиратели однопартийцы (некоторые), а теперь в результате неожиданного исхода выборов он попался в собственную западню. Увидим, как он из неё выберется.

ИГ и его зверства: заменимые люди?

Вторая заметка из «другой оперы». ИГ – это страшное явление, но немногие вспоминают, что его создал Запад. Именно это недавно сказал в интервью порталу Parlamentni listy Ладислав Якл. Его создали, по мнению Якла, те, которые «с помощью мусульманских экстремистов уже четыре года ведут войну в Сирии против самого толерантного с точки зрения религии и происхождения режима в регионе». Одно дело – нельзя сделать ничего, кроме как отвергнуть существования и методы ИГ.

То, что он хочет уничтожить памятники в Пальмире, не что иное, как варварство, но это ничего не меняет на том факте, что я был шокирован статьёй в Sunday Times (автором была Дженис Тёрнер), в которой говорится о том, что страшно, конечно, что исламисты в Ираке и Сирии убили сотни тысяч людей, но эти люди заменимы, в то время как памятники – нет. Поэтому уничтожение памятников, по её мнению, наносит гораздо больший ущерб. Для уверенности я несколько раз прочитал статью.

Остров спокойствия Лихтенштейн

Конференция либералов (классических европейских либералов, не путать с американскими либералами обамовского типа) в лихтенштейнском Вадуце является для меня ежегодным коротким, но приятным перемещением из городской цивилизации в невероятно спокойную среду, зелёные владения высоких гор.

Лихтенштейн – это маленькая страна с населением 37 тысяч человек, несколько городков и деревень, тишина, никаких людей, машин. Границу со Швейцарией и Австрией никто не охраняет, тем не менее ощущается строгость, но не видны никакие беспорядки. И там нет никакого мультикультурализма. Правит просвещённый Ганс Адам и его семья. Первый день – ужин – ежегодно в том же ресторане среди винных полей – на котором пьют вкусное вино из княжьих склепов.

Это маленький мир. Во время ужина я спрашиваю одну элегентную даму, живёт ли она в Лихтенштейне. На это она мне отвечает, что её зовут Лихтенштейн. Это была жена одного из принцев, братьев князя.

Три путешествия, три города, три различные встречи, три очень разные страны.

Конференция – в этом году это была 11-я по счёту конференция – состоялась под названием одного из великих экономистов австрийской школы Готтфрида фон Хаберлера. Хотя он не столь известный, как Мизес и Гайек, но в своё время его книга Prosperity and Depression была не менее известной. Как и другие «австрийцы» он эмигрировал в США в 30-е годы и жил там до смерти в середине 90-х гг.

Примерно 20 лет назад я читал лекцию в престижном вашингтонском American Enterprise Institute, и в первых рядах сидел 95-летний Хаберлер. Это было для меня, как явление чего-то очень старого. Его знаменитую книгу я изучал где-то в 1965 году и уже тогда этот автор был для нас автором прошлого. Люди, которые ездят на эти конференции, очень ценят книгу Хаберлера, хотя примерно полвека назад казалось, что его утверждения опроверг Кейнес.

Социализм несокрушимый

Сразу во введении ведущий поиграл с сегодня уже отвергаемой идеей Фукуямы о «конце истории», и сказал, что в настоящее время речь идёт скорее об «end of thinking». Это мне показалось очень метким и верным высказыванием. Я выступал в самом начале конференции (выступление на английском языке есть на www.klaus.cz). Много месяцев назад я принял без особых размышлений предложение назвать своё выступление «Какие уроки мы извлекли из членства в ЕС», но только при написании своей речи я понял, что из членства в ЕС мы ничего не узнали, потому что то, что происходит в ЕС, некоторые из нас ожидали. Уроком из ЕС, но не особо удивительным и не полностью связанным с ЕС, было только то, что социализм невозможно уничтожить.

Лихтенштейн также состоит в денежном союзе со Швейцарией и он сталкивается с теми же проблемами, что и любая другая страна, у которой курс её валюты образуется не для неё и он не отвечает её экономическим реалиям. В январе завершилась «валютная интервенция швейцарского ЦБ» и швейцарский франк вследствие этого значительно подорожал. На небольшую и лихтенштейнскую экономику это имело гораздо более негативное влияние, чем на более крупную и диверсифицированную швейцарскую экономику.

Отмена наличных денег

Популярной темой в Швейцарии и Лихтенштейне являются угрозы политически корректных политиков пожертвовать для борьбы с коррупцией всем – и человеческой свободой, и наличными деньгами. Кому-то это может показаться проектом или планом бесконечно отдалённого будущего, но я думаю, что оно придёт намного раньше, чем мы думаем. И моё поколение доживёт до этого момента.

Голоса в Швеции, Дании и США звучат всё сильнее, а начнётся всё невинной отменой больших купюр (Дания объявила перед выходными, что это произойдёт уже с 2016 года!). Политически корректные политики хотят получить контроль над каждой нашей денежной операцией, они хотят знать, когда и где (и за сколько) мы купили тот или иной предмет. Это действительно будет оруэлловский мир.

Сможем ли мы этому помешать?

Хотя малореалистичной, но интересной мне показалась идея одного из участников конференции в Вадуце, которая состояла в добавлении к парламенту третьей палаты, которая бы имела только одну задачу: отменять существующие законы. Я бы вызвался стать членом этой палаты (другим вариантом бы могла стать отмена закона после истечения срока его действия).

Греческое ожидание чуда

Третьим пунктом моего путешествия была Греция, Афины, участие в ежегодном «Афинском семинаре». Нередко турист из Праги скорее посетит семинар, который проводится на побережье моря на острове Крит, но и Афины и отель Hilton в центре города очень красивы. Конференция проходила на самом верхнем этаже гостиницы, а потому целые часы – когда подниму голову – смотрю на Акрополис. Но даже прекрасная гостиница и древний памятник ничего о сегодняшней греческой реальности не говорят.

Греция утопает в долгах, и это не может считаться нормальным.

Я начал эти записки описанием загруженной магистрали из Хитроу в Лондон. В Греции шоссе из аэропорта в Афины абсолютно пустое. Это символ греческих проблем. Задолженность, массивное строительство инфраструктуры, одновременно финансовый и экономический кризис, долговой кризис, безнадёжное ожидание разрешения ситуации, ожидание чуда.

Из гостиничного номера я внимательно осматриваю дома на противоположной стороне улицы. Я ответственно могу оценить пять домов, остальные – слишком далеко. Все пять домов – пятиэтажные, пустые, с закрытыми жалюзи. С другой стороны гостиницы стоят два огромных крана и строящееся здание реконструируемого музея – работы были приостановлены. Греческий участник конференции мне говорит, что если пройдусь по улицам, то узнаю, что 40-50% магазинов закрыто.

Первая часть конференции – о Греции. Я ужасаюсь тем, что много участников напряжённо ожидает, чем завершатся вечерние, завтрашние и любые другие переговоры греческого правительства и ЕС. Тем не менее, ряд людей в зале согласно кивал головой, когда я – к шоку всех греков - говорю, что нынешние дебаты абсолютно неважные, потому что в принципе вообще не касаются решения греческой проблемы.

Всё ещё здесь никто, кроме меня – из вежливости или действительного непонимания проблемы – не упоминает о выходе из еврозоны. Некоторые этого очень страшатся (верят в катастрофические сценарии), другие думают, что выход из еврозоны равняется выходу из ЕС (что является бессмыслицей) и даже уходу из Европы (бессмыслица в квадрате). Не устаю подчёркивать, что Европа отличается от Европейского Союза. То, что их намеренно не отличает на конференции присутствующий еврофанатический немецкий евродепутат Элмар Брок – абсолютно логично. Но почему он постоянно говорит, что тот или этот человек является проевропейским или антиевропейским (а не за ЕС и против ЕС), этого я не понимаю.

Отсутствие политической альтернативы в Греции

Греки разделены. Им не нравится Сириза и её представители, но в то же время они признают, что сегодня в Греции нет никого другого, нет политической альтернативы. Они страдают от того, что они начинают выглядеть, как любая другая балканская страна, но они очень злятся, когда я говорю, что они являются частью Балкан. Они ориентируются на выплату долгов и не говорят о том, что будет «завтра», что сделает Греция (или не сделает) сама с собой. Не было на конференции ни одного выступления, ни одной речи на эту тему. В воздухе витала гипотеза (скорее, вера), что без огромных долгов будет всё в порядке. По моему мнению, настанет business as usual, что означает по-чешски создание новых долгов.

Мы должны были бы быть рады тому, если бы кто-то взял Восточную Украину и позаботился о ней.

Постоянная участница Афинского семинара Анна Диамантополу, бывший еврокомиссар и экс-министр образования Греции, говорит очень непонятно о реформах, и более определённо об отсрочке платежей и инвестиционном плане (из денег ЕС). Я не верю своим глазам, когда бывший еврокомиссар говорит об ошибках Германии и её надменности (!). То, что произойдёт дефолт страны и её фактический распад, она не допускает. Другие греки говорят об уже проходящем сегодня закрытии региональных больниц и полицейских станции.

Когда я писал в Греции эти неприятные предложения, Зевс разозлился и в вечно солнечной Греции организовал грозу, гром, молнию и сильный дождь. Сегодня теплее и в Праге. Но плохая погода быстро закончилась

Меня попросили произнести вводную речь к теме: «Научились ли мы чему-то из-за кризиса 2008-2009 гг.?». На английском написано «we», то есть «мы», в чешском – этого местоимения нет. Я спросил, кто эти «we». Я сказал, что никакого коллективного учения не существует, хотя определённые уроки были. Гипотетически мы могли извлечь уроки из причин этого кризиса и его решения.

Хоть бы эту Восточную Украину кто-нибудь, наконец, бы забрал

Относительно причин мы ничему не научились. Наоборот. Ещё возросло ощущение сбоев рынка (в западном, социальном и на равность ориентированном обществе всегда присутствующих), и хотя на самом деле речь шла о чрезвычайном сбое государства – в частности, в США (жилищная политика, ипотеки и денежная политика, как самые очевидные части этого сбоя в декаде до кризиса), зарегулированность экономики, напрасно высокие социальные и экологические расходы (особенно, в связи с идеологией глобального потепления) и т.д. Моя оценка такова, что это – и согласно выступлениям политиков и экономистов на семинаре – понято не было.

Лечение этого чрезвычайно глубокого кризиса также не было понято. Использовались стандартные процедуры фискальной и денежной политики, которые не вели к ничему другому, как в большей задолженности государств, снижению процентных ставок, созданию пузырей на рынке «активов» и, главным образом, неубедительному оживлению экономик после кризиса. Нестандартные методы – квантитативная либерализация (что не столь уж нестандартный метод, скорее речь идёт о новом названии) – также оказались неубедительны с точки зрения краткосрочных эффектов, и наоборот, они создали опасения относительно возможных долгосрочных негативных эффектов, которым не может быть ничего иного, как инфляция. Политики (и их экономисты) не извлекли тот урок, что единственным разумным решением является возвращение к принципам свободной рыночной экономики. К сожалению.

Говорилось, конечно, и о других проблемах. В рамках дискуссии об Украине один из участников семинара остроумно заметил, что мы фальшиво говорим о принципах и морали, в то время как мы должны были бы быть рады тому, если бы кто-то взял Восточную Украину и позаботился о ней. Пока никто не делает этого. Один из неевропейских участников сказал красивое предложение: будь я европейцем, то я бы забыл о Греции и начал заниматься Францией.

Кризис только в столице?

Я уж думал, что в ходе своего краткого визита в Афины не выберусь из гостиницы. В итоге я спустя восемь часов сидения в слишком охлаждённом зале выбрался в город на два часа в пятницу вечером, в город, полный людей, автомобилей, туристов, магазинов, полных товарами, как и везде в мире, где нет никакого кризиса. Это интересный феномен. Кто-то сказал на семинаре, что происходит «disconnection» между тем, что мы видим, и что происходит на самом деле. Греция является идеальным тому примером (и я не строю иллюзий, что я знаю, как обстоят дела в греческой деревне. Но я вспоминаю о том, что на таком же семинаре, который проходил два года назад на Крите, у меня создалось впечатление, что там на острове нет никакого кризиса. Местные мне уверенно говорили, что кризиса нет, что кризис только в столице!).

Но это ошибка. Кажущаяся нормальность этой страны является неправдой. Видимая нормальность этой страны – неправда. Греция утопает в долгах, и это не может считаться нормальным. Греция не платит свои долги (другое дело, может ли она платить их). Если бы долги выплачивались, нормальная жизнь в Греции бы выглядела иначе и впечатления нормальности бы не возникло.

Если погрязнет в долгах человек или семья, то её жизнь не является «нормальной». И у государство это не может быть иначе. Это греки всё ещё не способны понять, хотя уже всё длится очень долго. Наш долг – 43% ВВП, греческий – 175% ВВП. Мы после кризиса 2008 года вернулись к предкризисному уровню в 2014 году, грекам придётся ждать ещё, как минимум одно десятилетие. Стоит ли в этой ситуации помогать грекам? Я не знаю. Этот визит меня в этом не убедил.

Эмиль в Афинах

Вечером на крыше одного афинского археологического музея для нас был организован музыкально-литературный вечер античной музыки и литературы, и не только этого. В 11 часов ночью меня привезли на афинский джаз-фестиваль в тот момент, когда на подиум поднялось трио Эмиля Виклицки. Они сделали прекрасную рекламу нашему, точнее «моравскому» джазу, основанному на джаз-интерпретациях Виклицки народных моравских песен и Яначека. Это было удивительно. Сложный джаз афинская публика слушала с огромным вниманием и прекрасной реакцией уже в двенадцать ночи.

Три путешествия, три города, три различные встречи, три очень разные страны. Надеюсь, мне удалось передать хотя бы часть моих ощущений читателю. Возможно они заставят задуматься хотя бы нескольких из них.


Метки Статьи

Рекомендуем

Лекция экономики для сильных духом: каждая чешская семья имеет долг в среднем два-пять миллиона. Половина человечества тонет в нищете. Свет в конце туннеля погас?

Лекция экономики для сильных духом: каждая чешская семья имеет долг в среднем два-пять...

Пост: силы зла хотят завладеть нашими душами. Милосердие фальшивое и жестокое. Посреди пустыни без компаса и лидера. Откроем путь Провидению!

Пост: силы зла хотят завладеть нашими душами. Милосердие фальшивое и жестокое. Посреди...

Самые читаемые статьи

Реклама
to top