У каждого есть свой выбор: покорно стать рабом либо сделать ПРОТИВОХОД.
Контрреволюция через 25 лет поднимает голову: 17 ноября Protiproud (Противоход) выходит на российские просторы! Малый большой шаг против информационной блокады.

Контрреволюция через 25 лет поднимает голову: 17 ноября Protiproud (Противоход) выходит на российские просторы! Малый большой шаг против информационной блокады.

16. 11. 2014

Печать статьи

Петр Гайек (Petr Hájek) за всю команду Protiproud (Противохода) сообщает о последних шагах чешской контрреволюции за свободу и демократи. И это сообщение является уникальным посланием к одному юбилею.

17 ноября – это, вне всякого сомнения, значимый день – пусть даже для каждого и по-разному значимый. Я отношусь к числу тех, кто его вспоминает, как «выстрел «Авроры», сигнал к государственному перевороту, который за нескольких дней без единого реального выстрела устранил советскую власть, «реальный социализм». Тогда я вместе со многими моими друзьями и сотрудниками считал, что мы относимся к числу «победителей». Вскоре после этого я основал довольно успешный журнал (Reflex) и руководил им. Этот журнал в медийном смысле принадлежит к числу самых явных примет «нового времени» - именно потому, что относился к нему критично. Этакий противоход посреди мейнстрима.

Малый большой шаг

Через двадцать пять лет после тех событий я являюсь редактором интернет-журнала Protiproud (Противоход), в котором публикуются различные взгляды, и который стоит вне мейнстрима. И именно сегодня у этого проекта значимый день. Полтора года довольного успешного существования – и его ежемесячно прочитывают сотни тысяч человек, живущих, в буквальном смысле слова, по всему миру. Естественно, тех, кто читает по-чешски. Сегодня это всё изменится.  Protiproud – Противоход 17 ноября выходит в большой мир.

Petr Hajek

Мы стали первым чешским интернет-журналом, у которого появилась языковая версия – Protiproud (Противоход) на русском языке. На главной странице вправо вверху сейчас появился маленький российский флажок. Если нажать на него, то вы перейдёте на русскую версию. А на ней - чешский флажок. Нажатием на него вы можете вернуться на чешскую страницу - и наоборот. Внешне кажется, что это нечто вполне обычное. Но так, на самом деле, кажется только на первый взгляд.

PP world

Protiproud за краткое время своего существования нашёл регулярных читателей на всех пяти континентах.



А почему новая версия Protiproud – Противохода начинает после испытательного периода свой путь за совершенно новыми читателями именно сегодня? И почему именно на русском, а вовсе не на «латыни» современного мира – на английском? Это имеет принципиальное отношение к сегодняшнему юбилею. Символическую и существенную. Но к этому всё же надо добавить несколько предложений.

Телевизионный переворот

25 лет назад в этот день в Праге прошёл митинг, организованный студентами. Официально он должен был проводиться в честь 17 ноября 1939 г., когда нацистские оккупанты убили студента Яна Оплетала. Каждый, кто тогда хоть немного интересовался происходящим вокруг, знал, что речь пойдёт о демонстрации против режима. Поэтому пришли и многие из тех, кто уже давно закончили вузы. Я был среди них.  

Абсолютное большинство пражан и остальные жители Чехословакии, напротив, оставались совершенно спокойны либо демонстрировали полное отсутствие интереса к событиям. Точно так же, как и мнимый лидер «бархатной революции» Вацлав Гавел, который проводил спокойный уик-енд далеко от Праги в своём доме в Градечке.

И это главная причина того, что Protiproud открывает свою новую главу именно 17 ноября – и именно на русском языке. Мы стоим на стороне тех, кто не хочет продолжения конфронтации Запада с Востоком, которую мы видели до 1989 г.

Через несколько часов после начала демонстрации митингующие пришли в центр города, где их разогнала и избила полиция. Один из гавловских диссидентов, троцкист, который до тех пор критиковал режим за недостаточную левизну, человек, подписавший «Хартию 77», Петр Угл, после этого распространил за рубежом сообщение, что один из студентов был убит. Несмотря на то, что этот якобы погибший был на самом деле агентом тайной полиции, который только делал вид, что погиб, «чтобы всё пришло в движение», государственный переворот начался, и его уже невозможно было остановить. Никто его, «на удивление», и не пытался остановить.

Прага начала жить этими событиями, оставшаяся часть страны, вопреки всему, оставалась спокойной. И лишь через несколько дней, когда коммунистическое государственное телевидения начало «неожиданно» передавать в эфире прямую трансляцию пражских демонстраций, люди поняли, что «уже можно» - и вышли на улицы. А потом всё уже развивалось стремительно. Однако назвать этот процесс «революцией» было бы довольно примитивной мистификацией. Разве что если бы мы вместо прилагательного «бархатная» начали использовать слово «опереточная»... Тогда можно было бы очень серьёзно задуматься над точностью определений.  

Вместо революции – единство противоположностей

Тогда мы все, конечно, жили на полную катушку. Через некоторое время многим из нас стало очевидно, что ни о какой революции речи и не было. Причём не было даже речи о так часто сегодня звучащем «падении коммунизма». Если через четверть века трезво оценивать начало этой эпохи, то очевидно нечто иное. Была «разрушена» биполярность и произошла успешная попытка конвергенции двух противоположных систем: советского «коммунизма» и западного «капитализма». Оба слова надо брать в кавычки. Советская система была вовсе не оным желанным коммунизмом, а, скорее, тоталитарным государственным капитализмом. А на Западе, особенно в Западной Европе, в то время уже давно был не классический капитализм, а, скорее, социальная рыночная схема системы, которая формально содержала признаки демократии и капитализма.

Конвергенция обеих систем, однако, произошла не так, как об этом мечтал Бжезинский, а, как ни парадоксально, иначе. Советская модель пересеклась с западной в форме, которая из двух внешне прямо противоположных концепций взяла самое плохое – в бывших сателлитах СССР, в основном, проявились черты безголового общества потребления, в то время как на Западе успешно развеялись остатки демократии и гражданских свобод. Этот процесс достиг совершенно уникальных форм в проекте европейской интеграции, в ЕС, в Евросоюзе, как его верно называют в России. Это отразилось и в языке, который выходцы из Западной Европы не понимают, но мы, люди более зрелого века, прекрасно его помним. Так, названия Европейская «комиссия» и её «комиссары» вовсе не случайно как будто вырезаны из большевистского словаря.

Приобретения и потери

Это, однако, вовсе не означает того, что вышеупомянутая неудавшаяся конвергенция не принесла ряд выгод. Конечно, особенно в первые годы после переворота, мы жили в однозначно более свободных условиях, чем ранее. Возникла система политических партий, которые сначала полностью захватили общественное пространство, исчезла цензура СМИ, открылись возможности для индивидуальной деятельности и предпринимательства, мир распахнулся для путешествий и поездок и т.д.

Концепция «Пражской весны» 1968-го года, так называемого социализма с человеческим лицом, в которой, судя по всему, Горбачёв нашёл пример для своей «перестройки» и которую хотел в иной форме претворить в жизнь Вацлав Гавел и его друзья, казалось, была надолго похоронена. Однако будучи выкинутой через дверь путём свободных выборов, в которых победила концепция стандартного демократического капитализма Вацлава Клауса, она вернулась к нам через «евроокно» сразу после вступления в ЕС.

СМИ и 11 сентября

Существенную роль в этом сыграли СМИ. Журналисты, точно так же, как интеллектуалы и артисты, по определению, в большинстве своём придерживаются преимущественно левых взглядов. Они убеждены в том, что принадлежат к касте «избранных», которые лучше, чем избранные политики, знают, в каком направлении должно двигаться общество. У них есть свои представления – однако они не несут никакой ответственности за них.  

И у них есть, в первую очередь, инструменты, которые позволяют распространять эти «идеалы» и продвигать их в общественном пространстве. Более того, драматическое развитие электронных технологий постепенно даёт им всё больше и больше возможностей.

Это скромная попытка. Малый шажок. Для нас – огромный прыжок. Если поддержка наших читателей будет такой же, как до сих пор, либо (и мы в это верим) даже возрастёт, то у нас всё может получиться.

Этот «фронт» ради соблюдения своих естественных целей должен был «объединиться» с антидемократической конструкцией, главным и наиболее ярким представителей которой стал Вацлав Гавел. Это конструкция власти элит, которые хотя внешне и гнушаются политиков, непрямо, однако, основательно на них влияют и, в итоге, владеют ими и создают их.

Эти две силы постепенно проявили себя как главные при деструкции стандартной демократической политической системы, которая сначала доминировала в Чехословакии, а потом и в Чешской республике после переворота: внутренняя прогавельская оппозиция, которая посредством медиакратии полностью овладела методами манипулирования общественным мнением, и внешнее «конвергентное давление», которое приходит из Европейского союза.

К этой линии атаки антидемократических элит после 11 сентября 2001 г. добавилась третья сила – драматическое ограничение гражданских свобод получило своё идеологическое обоснование в опасности так называемого международного терроризма. Военные интервенции Запада в разных частях мира начали постоянно повышать градус международного напряжения – и, вернувшись бумерангом, стали оказывать влияние внутри отдельных стран. Это ещё больше усилило динамику «интеграционных тенденций», особенно в Европе. Новый мировой порядок, о котором впервые прилюдно заявили Горбачёвым и Буш-старший, начал становиться реальностью и приобретать всё более чёткие очертания.    

Пятая колонна Прав человека

Отсутствие демократической политики, неотъемлемую часть этого процесса либо даже его необходимое условие, заменила новая идеология так называемых движений – в идеале за всё, что угодно.  Различные «неправительственные» организации так называемого гражданского общества, никем не избранные «активисты» которых, поддерживаемые астрономическими суммами из общественных и частных источников – в первую очередь, зарубежных, воюющие под прикрытием «прав человека» за постепенное разрушение цивилизации, незаметно стали главным источником политической мощи.

С одной стороны, они создают огромное пространство для бизнеса, присосавшегося к общественному финансированию целых новых промышленных отраслей. Наиболее заметными на этом поле стали различные экологические движения.

Параллельно они разрушают и ставят с ног на голову всевозможные существовавшие до сих пор нравственные, моральные и духовные ценности, на основе которых возникла и столетиями существовала западная цивилизация.

Результатом этих процессов стала серия глубоких кризисов, через которые сегодняшний западный мир – и мы в нём – проходит.

Евро-американская советская модель

По истечении двадцати пяти лет мы можем констатировать: цензуру, существовавшую до ноября 1989 г., заменили гораздо более эффективная автоцензура и диктат «политической корректности», то есть, «добродетель лицемеров». Демократию заменила медиакратия. Идеи и практики гражданских свобод - идеология так называемых прав человека, политику – антиполитика, на место структурированных политических партий пришли управляемые на основе принципов сетевого маркетинга «движения». На самом деле, одну советская модель заменила другая, которая гораздо хуже, потому что она не признана, но при этом обладает точно такими же тоталитарными амбициями властвовать над миров и гораздо большими шансами эти амбиции реализовать.  

Это главная реальная опасность, которая угрожает сегодняшней распадающейся западной цивилизации. И поскольку путинская Россия восстала против этого губительного тренда, она должна была быть сломана. Если это невозможно было сделать по-хорошему, надо было это делать по-плохому. Вашингтон и Брюссель долго готовили украинский кризис, который стал предлогом для объявления новой войны – пока ещё холодной.

Информационная блокада

И это главная причина того, что Protiproud открывает свою новую главу именно 17 ноября – и именно на русском языке. Мы стоим на стороне тех, кто не хочет продолжения конфронтации Запада с Востоком, которую мы видели до 1989 г. Мы даже не упоминаем о том, что холодная война была по большей части аутентичной и уходила корнями в результаты Второй мировой войны. Но эта, нынешняя, полностью создана искусственно, искусственно подпитывается и поддерживается – и тем она опаснее.

Экономические и другие санкции, сопровождающиеся полной ненависти и лжи медийной пропагандой, являются – с противоположным знаком – лишь повторением того, что многие из нас помнят со времён перед ноябрём 1989 г. Пропаганда, однако, может создать и эскалировать ненависть между государствами и народами лишь тогда, когда ей удаётся реализовать и поддерживать информационную блокаду. Лишь тогда, когда к общественности на обеих сторонах вновь созданного «железного занавеса» попадают не хотя бы отблески настоящей реальности, а их виртуальное сманипулированное подобие.  

Поэтому нашей целью является донести до русскоязычной части нашего общего мира информацию о том, что нормальные люди в Центральной Европе – и в Европе вообще – думают иначе, совсем не так, как это изображают корпоративные СМИ. И наоборот – мы хотим дать возможность чешской общественности получать аутентичную информацию о российских реалиях.

Малый шажок

Целая команда Protiproud и многие сотрудничающие с ним эксперты и специалисты, которые принимали и принимают участие в реализации этого сложного и восхитительного проекта, именно эту работу считают единственной возможностью внести свой вклад в сохранение того здравого и доброго, что принесли драматические события 1989 г.

Это скромная попытка. Малый шажок. Для нас – огромный прыжок. Если поддержка наших читателей будет такой же, как до сих пор, либо (и мы в это верим) даже возрастёт, то у нас всё может получиться.  

Иными словами, ответ на вопрос, почему именно сейчас и почему именно на русском, указан в заглавии этой страницы: потому что мы – ПРОТИВОХОД.


Метки Статьи

Рекомендуем

Лекция экономики для сильных духом: каждая чешская семья имеет долг в среднем два-пять миллиона. Половина человечества тонет в нищете. Свет в конце туннеля погас?

Лекция экономики для сильных духом: каждая чешская семья имеет долг в среднем два-пять...

Пост: силы зла хотят завладеть нашими душами. Милосердие фальшивое и жестокое. Посреди пустыни без компаса и лидера. Откроем путь Провидению!

Пост: силы зла хотят завладеть нашими душами. Милосердие фальшивое и жестокое. Посреди...

Самые читаемые статьи

Реклама
to top